наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть

Читайте лучшие новости

где вам удобно

Сделать стартовой

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

 

Держитесь подальше от людей С ПРАВИЛАМИ. Потому что ПРАВИЛА им дороже,чем люди

Аватар qualle
карма
0,9
 
  метки записей:
 
2019
Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
В общем, вот такой вот
пример бытового не
свинства даже, а...
оч.хочется покрепче
выразиться - чего
именно
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
[girl2] - Обалденная
идея, мне очень
нравится. Я бы
посоветовала в моем
родном городе открыть
подобные трамваи-кафе
(можно продавать кофе,
на манер фр...
Обыкновенные трамваи и
я не оч. жалую. Но...
трамвайный трактир (или
это трактирный
трамвай)... Ну как тут
можно пройти мимо?
Возле Речного вокзала
Техника не то чтобы
совсем уж ах - Nikon
COOLPIX Р510. Кстати,
фотки на мое ИМХО,
несколько излишне
осветлены оказались -
перестаралась при
обработке...
Кофе люблю, трамваи -
нет
Это в каком месте можно
увидеть в Перми?
Хорошие фотки. Что-за
технику использовали?
Или просто телефон?
Понедельник, 12 Декабрь 2016  RSS-лента записей блога
 
23:49
Попробуй заглянуть за грань Миров
Шагни в Хумгат, открыв любую дверцу…
Боишься или просто не готов?
Смелей вперёд, судьбу вверяя сердцу!

(из околостаканного сетевого:
с сайта http://www.inpearls.ru/)

Хумгат - на древнем языке Хонхоны так называлось неописуемое место, известное теперь как Коридор между Мирами. Это есть абсолютно непостижимая пустота, в которую ведут двери всех миров.
Путешествия через Хумгат доступны магам, способным к Истинной Магии Чтобы попасть в Хумгат, необходимо открыть Дверь Между Мирами. И сегодня эта дверь впервые откроется для вас, уважаемые читатели (и почитатели) "Королевского Голоса"! С места событий – наш корреспондент леди Теххи Шекк.

Хороший день! Вижу вас, как наяву! Мудрецы из Королевской Высокой Школы уверяют, что Хумгат - Коридор между мирами - открывается не всякому. Некоторые могут разгуливать по нему по нескольку раз на дню, другие даже не подозревают о его существовании. Но Сэр Макс абсолютно уверен, что один раз в жизни попасть в него может каждый. Главное - оказаться в нужное время в нужном месте.

И я всецело разделяю его мнение. А куда приведет вас Хумгат - зависит от вас. А может, и не от вас, а может, и не зависит... Вернее, так: он зависит, но по своим собственным законам, которые могут не соответствовать привычной логике. Как известно, почти всякий человек жаждет быть свидетелем чуда. Но далеко не каждый согласится быть его непосредственным участником. Но главный редактор "Королевского Голоса" неугомонный Сэр Рогро Жиилль, как всегда, просто не оставляет мне выбора. Так что я привычно делаю шаг. Просто делаю шаг. А где я окажусь - станет ясно в конце.

Никогда не знаешь, где тебе повезет. И какая волна подхватит тебя, чтобы унести на своем гребне навстречу чудесам

Впрочем, в какие из множества дверей, скрывающих за собой множество разных миров, лучше не заглядывать, хоть они и заманчиво приоткрыты - узнаешь тоже не сразу. По крайней мере до тех пор, пока все-таки не попробуешь заглянуть.

И о том, что (или кто) может взглянуть (и не только взглянуть) на тебя со старых полотен древних мастеров - тоже лучше не думать. До тех пор, пока это самое нечто (или некто) и впрямь не взглянет с этих полотен на тебя. И на привычный твоему сердцу мир.



К тому же, всегда следует помнить, что обитатели Хумгата, эти странные парни, будут чрезвычайно рады пригласить тебя на обед






Главное в этом непостижимом местечке - твердо помнить, что пока человек жив, ничего не пропало. Из любой ситуации всегда есть выход. И чаще всего, он отыщется там же, где и вход.

И кто ты такая, чтобы оказаться первым человеческим существом во Вселенной, попавшим в действительно безвыходную ситуацию?!

Впрочем, некоторые шансы лучше упускать. Во всех без исключения Мирах. Для того, чтобы не лишиться всех остальных.

Если текущий пейзаж бытия невыносим, надо немедленно перевернуть все с ног на голову, обрушить небо на землю и посмотреть, что будет.

Но добрых чудес никто, никому и никогда во Вселенной не приносил на блюдечке. К этим чудесам надо сделать шаг. Просто сделать шаг. Конечно, иногда решительный шаг вперед является результатом хорошего пинка под зад.

Но сделать этот шаг все же придется. Даже если под твоими ногами окажутся отнюдь не знакомые мозаичные мостовые Ехо.

Трудно многое, да что там, почти все в жизни трудно. Но «невозможно» — это бессмысленное слово. Опасная, ложная идея.
Так что - вверх! Изо всех сил! Если не хочешь дать себя сожрать тому, что (или кто) живет внизу.

Когда события не совпадают с нашими ожиданиями, мы теряемся. Поэтому ожиданий лучше не иметь вовсе, а просто быть готовым к любому повороту. А наверху все видится немного (простите, очень даже много) иначе. Как только человеку удается изменить взгляд на обстоятельства, обстоятельства тоже начинают меняться, как бы сами собой.





В конце-то концов, каждый сам выбирает, что станет для него правдой, а что нет. Не пренебрегай возможностью делать этот выбор осознанно, тогда правдой будет становиться все, что тебе нравится. Чем плохо? Ну а страдать, бояться и хорошо себя вести, чтобы избежать наказания, люди умеют и без посторонней помощи. А радоваться и ни черта не бояться труднее всего. И значит, именно этому и следует учиться человеку на земле.

Хорошей ночи! С вами была Леди Теххи Шекк, "Королевский Голос" Ехо!

Как сказал Сэр Макс: «Мне интересно» — именно так выглядит моя персональная формула счастья,
точнее, формула необходимой мне дыхательной смеси… И я всецело разделяю его мнение. Так что - как всегда - до новых встреч! До новых шагов, и до новых Миров!
754 просмотра  
0
Среда, 23 Ноябрь 2016
 
23:27
Каждому повару серьгу Охолла в ухо, и пусть себе экспериментируют на кухне с запрещенной магией, хоть черной, хоть белой – до двадцатой ступени, конечно. Больше никак нельзя.
(Сэр Джуффин Халли)
Ой, Джуффин, да зачем им больше? Если честному человеку надо просто хорошо приготовить покушать, ему больше и не потребуется.
(Нуфлин Мони Мах)

Хороший день! Леди Теххи Шекк снова с вами! Вижу вас, как наяву! Наверняка после серии моих репортажей из Мира Паука - пожалуй, одного из самых страшных мест во Вселенной - уважаемые читатели "Королевского голоса" точно уверены, что злых чудес в этом Мире - как буривухов в Арварохе. Или как чокнутых Магистров на улицах Ехо в Смутные Времена. А вот добрых и вкусных чудес там нипочем не найти. Даже днем, с гигантским светящимся грибом Бубуты Боха.
Но в жизни, оказывается, всё не так, как на самом деле. И очень вкусные чудеса имеют обыкновение встречаться и случаться даже в самых невкусных Мирах. И Мир Паука - не исключение.
Как хорошо известно уважаемым читателям, в Ехо, как, впрочем, и во всем Мире Стержня, чуть ли не столько же трактиров, сколько колдунов средней руки - на каждом углу по трактиру. И по колдуну. А вот музей в этом Мире всего один, да и тот, прямо скажем, жутковатый - маленькое селение Ави, на севере Угуланда, сплошь уставленное великолепными каменными скульптурами. Впрочем, это совсем-совсем другая история...
Так что, вернемся же в Мир Паука, где трактиров гораздо меньше, чем музеев, а чудеса и вовсе можно пересчитать по пальцам одной руки.
И тем удивительней, что именно там мне посчастливилось увидеть трактир, который стал одновременно и музеем, и даже немножко - чудом.



Конечно, он стал таким не сам по себе - все-таки, это не Холоми, умеющий (или умеющая) самостоятельно превращаться в то, во что ему (или ей) хочется. Здесь, вдали от Сердца Мира, над этим чудом пришлось хорошенько потрудиться
Пермская Кухня - уютное кафе с историей, начало которой дал знаменитый пермский кулинар Сергей Субботин. Все началось с его известной книги "Пермская кухня", которая выходила в 80-х годах миллионными тиражами! А сейчас этим кафе руководит уже третье поколение династии Субботиных.

Впрочем, лучше один раз увидеть.















А еще лучше - попробовать.

















И твердо запомнить, что любая кулинарная книга в любом из Миров - это всегда немножко Колдовская Книга.



Не зря же поварам в Ехо, пожалуй, единственным из обывателей, дозволено всласть баловаться не только Очевидной, но и Невидимой магией. Если хватит могущества, конечно.
Так что, надеюсь надеюсь, и в этом Мире - продолжение следует!

Хорошей ночи! До новых встреч! До новых чудес! И до новых Миров! С вами была леди Теххи Шекк, "Королевский Голос" Ехо.

И, да, мой рассказ, по традиции, лютобешено проплачен. Его Величеством Гуригом IIIV. Любой правитель, в том числе и Его Величество Гуриг, имеет полное право угостить тех, кого считает своими друзьями. И вообще, закон гласит, что король должен платить за всех голодных. Во всех трактирах всех Миров.
759 просмотров  
0
Понедельник, 26 Сентябрь 2016
 
22:08
Жизнь - не театр, а синемА...
(Марк Мерман)

Итак, жизнь и удивительные приключения мистера Джонни Фёрста в нашем городепродолжают продолжаться! Настало время удивительных историй. Летних историй. Смешных и добрых историй, оживающих на киноэкране. А значит, снимается новая фильма.

Про то, что дружба - это такая чудесная штука, которая не заслуживается, не зарабатывается и не завоевывается. А просто вот берёт - и случается! И может случиться с хорошими людьми где угодно и когда угодно. Даже когда они ждут застрявший в городских лабиринтах автобус на пыльной остановке. И о том, что это, конечно, важно - вовремя доехать из Пункта А в Пункт Б. Но если очень-преочень хочется, чтобы было тепло и интересно - тогда "Поехали вместе!"
А чтобы снять фильму, даже самую-пресамую короткую, приходится изрядно... нет-нет не надо вот этого тоскливого "по-раб-отать". Потому что работа - это от слова "раб". А мистер Фёрст и его единомышленники просто-напросто нашли себе дело по душе. И занимаются им с интересом и радостью.
В афишах наших все отражено,
Они расскажут, как снимается кино


Берется для начала чистый лист
И начинает эпопею сценарист.






К экрану путь нелегок и нескор,
И потому суров, и грозен режиссер.








А как снимать, откуда и зачем?
Тут оператор будет властвовать над всем.










У пленки ограниченный метраж,
В конечном счете, фильмы делает монтаж.




Что толку звукам в воздухе витать?
Их должен звукооператор записать.




И строго, каждый день, и каждый час,
Директор контролирует всех нас.


И, конечно же, никакого фильма не могло бы быть без актеров!

Вот они вживаются в образ



Вникают в детали режиссерского замысла







Тем временем, уже отсняты все прочие сцены



- Камера! Мотор!
- Мотор есть!

Актеры в кадре









- Еще дубль!

-И еще один!

- И еще!

- Ты какой автобус ждешь?

- Четвертый...

- А я - восьмой...

- Поехали вместе!

Стоп! Снято!

Как все-таки здорово было на этой съемочной площадке! И как ВКУСНО!
А еще я узнала Один Большой Секрет актерского мастерства. Наверное, Самый Главный Секрет - когда вы в кадре, не смотрите в камеру! Никогда не смотрите! Только друг на друга. И на мир вокруг, даже если этот мир и ограничен пределами съемочной площадки. Только тогда фильма получится настоящей. Про людей и про жизнь.
Но в великой этой драме я со всеми наравне
тоже, в сущности, играю роль, доставшуюся мне.
Даже если где-то с краю перед камерой стою,
даже тем, что не играю, я играю роль свою.
То, что вижу, с тем, что знаю, помоги связать в одно,
жизнь моя, моё цветное панорамное кино!

И, да, конечно же, продолжение следует!
1658 просмотров  
-1
Воскресенье, 18 Сентябрь 2016
 
22:45

Достойнейший человек, чоужтам! Со стажем! (картинка кликабельна)
1324 просмотра  
0
Понедельник, 12 Сентябрь 2016
 
22:56
Мой лётный век достойно прожит.
Я отработал свой ресурс.
И штурман больше не проложит
В пути дальнейшем верный курс.
С меня все двигатели сняли,
Капотов створки не закрыв.
И трубопроводы убрали
В гондолах, их не заглушив.
В пустом салоне, обнажившись,
Висят обрывки проводов.
И я, с судьбой своей смирившись,
В последний рейс уйти готов.
Уже все акты подписали.
Теперь недолго мне стоять.
И формуляр в архив мой сдали
С последней записью «Списать».
Как время пролетело быстро.
Пришла пора идти на слом.
И фюзеляж мой серебристый
Сдадут в цветной металлолом.

(из околостаканного сетевого творчества)

Оказывается, в нашей почти бывшей почти культурной почти столице всеЯ то ли Поволжья, то ли Европы, то ли вообще планеты (запуталась уже!), кроме гигантских табуреток из кучи бревен, памятников яблочным огрызкам, навозным жукам вместе с транспортируемым ими продуктом, и прочих шЫдевров почти искусства - существуют и такие интересные объекты, о которых, увы, не так уж много кто знает. Может быть, потому, что их еще не успели (или не захотели) превратить в трЭнд-брЭнд и растиражировать повсюду, от рекламных постеров до конфетных фантиков. И, как говорится, слава богу! Один из них — Пермский музей авиации.

Этот музей, похоже, действительно уникальный. Много ли найдется в стране, да, пожалуй, и в мире, авиационных музеев, в которых строгий гид скажет вам: "Не стесняйтесь! Побудьте немного детьми!"

А значит, в этом музее, вот так, запросто можно не только потрогать экспонаты

но и примерить шлем летчика
А, может быть, на минуточку примерить свою будущую судьбу

И можно даже вот так запросто войти в кабину

Двери, люки - закрыты
Топливные насосы - насосы подкачки включены, бак номер 4 две тонны
Задатчик стабилизатора - Положение ("П", "С", "З") по центровке
Триммирование - нейтрально
Электросистемы, потребители - проверены, включены
Курс МП, АРК - Включены, частота ... курс....
Бустера - включены, крышка закрыта
ТКС - включена, согласована, режим ГПК
АБСУ - исправна, режим штурвальный
Тормоза - проверены, исправны
Обогрев ППД - включен
Электрический указатель поворота - включен
Высотомер - высота ноль, давление 746 Механизация - выпущена 28, табло горит
Интерцепторы - убраны, табло не горит
Авиагоризонты - проверены, риски совмещены
Рули, элероны - проверены, свободны
Вспомогательная силовая установка, топливная система - выключена, автомат


А взлёт... что ж, будет и взлёт!

Этот музей был создан вовсе не по указке сверху. В лихие девяностые, когда массово закрывались военные училища, и разухабисто распродавалось на лом и утиль все, что можно было продать - частный предприниматель Михаил Анатольевич Павлов не позволил пустить продаваемые на металлолом самолеты под пресс. Просто не поднялась рука бывшего летчика на такое. Если верить городской легенде (а верить ей есть все основания) - все началось с вертолета МИ-24.



В 90-е годы на глаза Павлову попался этот вертолет, на борту которого красовалось 17 звезд, обозначавших количество боевых вылетов

О том, чего стОили вертолету и его экипажу эти вылеты, говорили пробоины от пуль, оставшиеся на лопастях

И гвардейский знак красовался на его фюзеляже вполне заслужено

Павлов обратился в авиаполк к командованию, чтобы узнать историю этой боевой машины. Но когда он услышал,что борт списан и скоро будет сдан на металлолом, то выкупил его по цене этого самого лома, и увез к себе на дачу. А потом он стал покупать все, что имеет отношение к отечественной авиации.
От трудяг-"кукурузников", безропотно возивших пассажиров с грунтовых поселковых аэродромов и опылявших с воздуха картошку-моркошку (вспомните фильм "Разрешите взлет")

и не менее трудолюбивых и безропотных "Мимино" - вертолетов МИ-2, работавших и лесным патрулем, и грузовым транспортом, и даже "Скорой помощью"



до отлетавших свое легенд Аэрофлота - "Тушек" и "Ил-ов"



Экспозиция ширилась, следом пришла очередь боевых крылатых машин. МиГ-25, МиГ-29, МиГ-23, тот самый, который "...я не складываю крылья - я меняю стреловидность".



После к экспозиции добавились отслужившие свое авиационные двигатели




И даже вроде бы нелепая с виду башня, возвышающаяся над территорией музея - это не просто странная металлоконструкция. А пункт управления пусковой ракетной установкой. Вообще-то, всем пяти ее этажам полагается находиться глубоко под землей.

А недавно в музее появилась гондола шасси от самолета Ту-154, в которой мальчик из Перми однажды долетел до Москвы, тайком выбравшись на лётное поле.
И, да, конечно же, никто, даже самый хмурый и самый-пресамый взрослый, просто не сможет остаться равнодушным, если обо всех этих экспонатах рассказывает действительно увлеченный экскурсовод.
О могучих двигателях



О грозном оружии боевых машин

"О кренах-тангажах", как все авиаторы в мире



И даже,увы,о том, что у музея хватает сложностей - финансовых и организационных. Есть, к примеру, у сотрудников музея прекрасная задумка - организовать выставку масштабных моделей самолетов. Их в коллекции музея больше ста - от первых, появившихся на заре авиации, до самых современных. Но для показа коллекции нужны помещения и специальные стенды. Опять же, все упирается в финансы и исполняемые ими романсы, увы. Кстати, именно из-за этих... романсов музей так долго (почти с 2013 года) был закрыт для посещения. Но всё постепенно меняется к лучшему. Так что приходите - будет интересно!
И самолеты в этом музее - вовсе не унылая груда металлолома. Живые. Чувствующие наши внимательные взгляды и тепло наших рук на штурвалах. Я умею понимать такие вещи.

Это всем суждено - хоть, конечно, печально,
Только время приходит - и кончен полёт.
А ему всё равно часто снятся ночами
И бескрайний простор и стремительный взлёт.

(Вадим Захаров)

UPD (сиречь, дополнение и уточнение)
По словам сына Михаила Анатольевича - Сергея Павлова, история музея началась с самолетов Ан-2. А вертолет просто был передан из училища вместе с другими экспонатами. И звезд на вертолете изначально было одна или две. А остальные просто дорисовал на свое усмотрение специалист-реставратор.
Немного жаль, конечно, красивой городской легенды. Но, как давненько уже сказал кто-то весьма неглупый :-) - истина дороже. Впрочем, увы (или ура!) - в жизни всё не так, как на самом деле.
1883 просмотра  
0
Среда, 3 Август 2016
 
21:40
Запру на ключ души глухие двери.
Ключи одни и только лишь мои.
Зачем вам знать: какие там потери?
Зачем вам знать: какие там бои?

Хороший день! Вижу вас, как наяву! Итак, приключения леди Теххи Шекк продолжают продолжаться! Один осколок чужой жизни уже намертво застрял во мне, совсем как меч Короля Мёнина в груди Сэра Макса. Или, скорей уж, как знаменитое шило в не менее знаменитой заднице Сэра Мелифаро.

Хвала Магистрам, у меня, как, впрочем, у всех уважающих себя газетчиков, полным полно странных знакомых во всех Мирах.

И кое-кто из муракоков согласился помочь мне войти в самую страшную Дверь в Лабиринте. Причем, не только войти, но и выйти оттуда живой. Видите ли, муракоки верят, что живут в нескольких телах, в разных Мирах — причем одновременно. Иногда они — разные люди, а иногда — один человек.
Их жизни перемешались в одну густую кашу, так что все, что происходит с их двойниками, рано или поздно случится и с ними. Или уже случилось когда-то. Просто они, муракоки, никогда не знают, в какую сторону течет для них время…

Разумеется, и в Мире Паука, хоть и с некоторым трудом, но отыскалась парочка таких. Повинуясь их немногословным командам, я становлюсь между ними.

И отвожу взгляд. Потому что, если напряженно смотреть в глаза чуду, оно может смутиться и не произойти. Просто потому, что наши глаза не так уж привыкли к чудесам... Зато в ушах у меня начинает звучать и кружиться музыка. И мир кружится вместе с ней

А потом я замечаю, что стою на лесной тропинке, и мои руки сжимают пустоту.



Музыка продолжает греметь. Только это уже совсем другая музыка.

И совсем-совсем другая я.

Меня разбудил негромкий бубнеж замполита, вполголоса читавшего сегодняшнюю сводку.

Я потрясла головой, отгоняя остатки ярко-липкого сна, так похожего на явь.
Незнакомый… нет, наоборот, удивительно знакомый город. Узкие улочки, петляющие между роскошными садами. Пестрые квадраты прозрачного света: желтого, розового, зеленого, лилового. Широкий проспект, по обеим сторонам которого мерцают разноцветные огоньки в окнах крохотных магазинчиков. Впрочем, на самом деле это вовсе не проспект, а один из множества мостов, соединяющих левый берег этого удивительного города с правым. Лунные блики на воде, прямо между домами. И странный парень в черном плаще с огромными золотыми кругами на спине и груди, обнимающий меня за плечи…
Чего только не приснится после целого дня нескончаемых проверок документов, и поиска дезертиров, или, того хуже, диверсантов, среди толп беженцев, уныло тянущихся на восток. И кружки паршивой спиртяги, залпом заглоченной на ночь, чтобы хоть ненадолго заснуть. Хорошо еще, что не забрел в мой сон тот мужик в мешковатой форме с чужого плеча, и с сорванными петлицами… Не надо о нем. Все равно фронтовая газета этого не напечатает. И правильно, кстати… В общем, не надо.

Сегодня, 31 июля 1942 года, в районе юго-западнее Клетской наши войска, отбивая атаки немцев, нанесли войскам противника большой урон. Только на одном участке за последние дни уничтожено 120 танков и свыше 2.000 солдат и офицеров противника. В районе населённого пункта Р. группа немецких танков прорвалась в расположение нашей части. Наши танкисты мощным контрударом подбили 12 танков и отбросили противника. Немецкое командование стремится прорвать линию обороны советских войск и бросает в бой свежие подкрепления. На одном из участков гитлеровцы послали в бой стрелковую бригаду финнов, поддержанную немецкими танками. Наши бойцы отбили атаку и уничтожили несколько сот белофиннов.
На других участках фронта существенных изменении не произошло.


Существенных… не произошло… Здесь вообще ничего не меняется.



Вот уж третьи сутки сижу я вместе с заградотрядом у этой разбитой в кашу дороги. С того самого приказа «ни шагу назад!» стоят они в тылу полка, закрепившегося на безымянной высотке. Редактор фронтовой газеты сам привез меня сюда, чуть ли не сразу после того, как отправил в набор номер с этим приказом.



- Ты так напиши, чтоб поменьше чуши болтали о заградотрядах. – сказал он мне на прощанье. – А то чего только я про них не наслушался. То, дескать, по своим палят, то... э-э-х… Видно было, как затолкал он обратно в глотку крепкое словцо, некстати вдруг вспомнив, что стоящий пред ним корреспондент – все-таки женщина. Хоть и в обтерханной гимнастерке не по росту и без петлиц.
Окончательно привело меня в себя раздавшееся невдалеке пофыркивание мотора армейского «козлика». Это двое разведчиков везли в штаб захваченного немецкого офицера. Лица конвоиров были покрыты пылью и копотью, сухие губы потрескались до крови.

- Кончай канителиться, особист! – Похоже, старшему из разведчиков было плевать и на цвет петлиц нашего командира и на кубари в них. - Немцы… Там, позади фронт прорвали. Скоро здесь будут… Гражданские там идут, следом за нами. И из соседнего полка, кто остался. Раненых много. Вызывай артиллерию, если жить хочешь.



Действительно, сквозь клубы пыли на дороге показалась пестрая толпа.

Беженцы вперемежку с отступающими.

Топот сапог. Сдавленные всхлипывания женщин, стоны и матерная ругань





Холеный мужик с простреленной ладонью – к бабке не ходи – дезертир. Даже мне понятно.



Впрочем, наш командир горазд не только документы проверять. Быстро и без суеты подкатывает полуторка, тянущая на буксире сорокапятку.

Бойцы сноровисто выкатывают орудие на позицию, забрасывая свежесрезанными ветками для маскировки.

Тем временем, в кузов полуторки торопливо грузят раненных и гражданских. Туда же усаживают и арестованного дезертира с конвоем.





И вот тут-то и начинается. Feld Kanone, снова появившиеся у фрицев, после того, как наши хорошо пощипали их под Москвой, шарахают по высотке, не жалея снарядов.



Полуторке чудом удается прорваться между разрывами.

Не успевает рассеяться дым, как вдали слышится тарахтение мотоцикла.





Следом за ним из-за стены удушливого дыма выползает серая коробка броневика.



Горохом сыплется с брони десант.



Стрельба, взрывы, и первые раненые





Отступаем. Отходим. Какой только идиот придумал, что мы-де палим отступающим бойцам в спину. Сюда б его, уму-разуму поучиться. Или хоть посмотреть, как особист с милиционером прикрывают огнем щуплую санинструкторшу, вытаскивающую раненых из этого…Хумгата.







Че-е-его-оо? Ну и ерунда же лезет в башку сегодня с утра. Вернее, с ночи. С того липко-яркого сна, в котором мне было так хорошо. Или, пожалуй, нет. Там мне было так… правильно.
Тем временем, фрицы расположились на захваченной линии обороны, как дома, изредка огрызаясь вялым огнем в сторону наших позиций. В оптике моей трофейной Bessa отчетливо видны их самодовольно гыгыкающие рожи. Эх, снайпера бы сюда…




Словно услышав мои мысли, на помощь нашему изрядно потрепанному отряду движутся разведчики.





И девчонка-снайпер с ними.



И не только. Из-за хилого подлеска показывается броневичок.

Но… сегодня день явно не наш. Меткий бросок «колотушки» - и броневичок беспомощно замирает, окутываясь клубами дыма.





По счастью, разведчики успевают вытащить раненных командира и мехвода, и, скрываясь в густом дыму, добраться до наших позиций.









Стрелковая дуэль продолжается недолго





Шарахает по переднему краю наша «сорокапятка».

Атака и рукопашная





И кровь… Боль, крики и стоны…





Оказывается, от страха и боли все кричат одинаково. И те имена, что шепчут в бреду раненные так похожи… И кровь заливает одинаково алым наши выцветшие гимнастерки, и их фельдграу.

И первые оборвавшиеся жизни

Победа!

И ее цена

И самая последняя пуля, выпущенная в белый свет, уже готовым бросить свою пукалку фрицем. Не то в последнем отчаянном взрыве ненависти , не то просто с перепугу и от безнадежности

Ну да, так обычно и умирают те, кто не хотел умереть — не в силах поверить, что «это» происходит именно с тобой, а не с кем-нибудь чужим и далеким. Я, как выяснилось, из их числа...
В ушах у меня снова гремит музыка. И снова другая.

Смерть здесь — просто еще одна дверь. Переход из одного коридора в другой, только и всего. Смерть не взаправду. Вы в детстве никогда не играли в войну? Ну так здесь к вашим услугам самое лучшее место, чтобы в нее поиграть. Только помните, что у всех игрушек на свете есть своя цена. И некоторые из них обходятся слишком дорого. Не только вашему Миру, но и джуффиновой дюжине других.




А еще не забывайте, что приключения вроде этого никогда не заканчиваются. Вообще никогда. И теперь за всякой дверью меня будет ждать какой-то другой Мир. И кусочек чьей-то чужой жизни. Навсегда остающийся во мне, даже тогда, когда я открою следующую дверь. И сделаю следующий шаг. Просто сделаю шаг.

В конце-то концов, наилучшее путешествие — то, которое не имеет завершения. И, да, на все вопросы существуют ответы, но кто сказал, будто все ответы должны быть известны тебе?
А пока – Хорошей Ночи! С вами была леди Теххи Шекк, «Королевский Голос» Ехо! До новых встреч! До новых шагов, и до новых Миров!
647 просмотров  
0
Вторник, 2 Август 2016
 
10:06
Хороший день! Леди Теххи Шекк снова с вами! Вижу вас, как наяву! Дорогие читатели (и почитатели) «Королевского Голоса», редакция приносит вам свои извинения. Конечно, вы с нетерпением ждете очередного репортажа из Мира Паука – одного из самых, пожалуй. страшных мест во Вселенной. Но, как говорят (или говорили) где-то (или когда-то) в этом самом мире – «набор еще в чернильнице».
Конечно, я знаю, что Сэр Рогро Жииль будет метать громы и молнии (причем, в буквальном смысле – разрешение на Очевидную Магию двенадцатой ступени этот пройдоха себе выхлопотал), но я не могу… Просто не могу. Слишком много осколков чужих жизней застряло во мне. И, кажется, несколько из них попали мне в глаз и в сердце. Как в той жутковатой сказке, которую взрослые зачем-то рассказывают детям на родине Грозного Сэра Макса.
Кстати, именно там это со мной и случилось. Но дайте обо всем по порядку.
Очередная командировка в Мир Паука обещала быть, как минимум, интересной. По крайней мере, для меня. Потому что неугомонный Сэр Рогро где-то раскопал сведения о том, что в этом мире имеется вход в Лабиринт Мёнина. До сих пор все заинтересованные лица утешали себя надеждой, что этот Лабиринт — страшная сказка для непоседливых юных принцев и еще более непоседливых придворных чародеев. Впрочем, Сэр Макс с Сэром Мелифаро на собственных шкурах убедились, что к сожалению, или к счастью, это не сказка.
Лабиринт Мёнина соткан из обрывков разных Миров — всех Миров, какие только существуют в бесконечности Вселенной. Следовательно, и сам лабиринт бесконечен. Такой шанс по уши залезть в настоящие чудеса выпадает раз в тысячу лет.
- Попробуй открыть эту дверь.- сказал мне Сэр Рогро. - Я почти уверен, что у тебя она откроется как миленькая. Видишь ли, девочка, в Мире Паука всё не по-людски. И Лабиринт – не исключение. В этом страшном местечке он тоже соткан из обрывков – такова уж его природа. Но не разных миров, а разных времен. И, что особенно радует, для того, чтобы перейти из одного обрывка в другой, тебе вовсе не надо умирать, как это делали наши Господа Тайные Сыщики. Совсем наоборот – тебе надо жить. Вернее, прожить тот кусочек чужой жизни, с которым ты соприкоснешься в лабиринте. И, да, девочка. В конце лабиринта тебя встретит война. Самая страшная война. На ней тебе придется примерить не только чужую жизнь, но и чужую смерть.
Впрочем, я заболтался. Пора, девочка. Наши читатели (и почитатели) ждут. Так что не трусь, и сделай шаг. Просто сделай шаг.
Я в последний (не в самом ли деле последний?) раз оглянулась на почти привычный мне пейзаж Мира Паука. Впрочем, трактиры во всех мирах одинаковы. Да и амобилеры, пожалуй, тоже.

И сразу поняла, что Дверь откроется, никуда она от меня не денется. Откроется, как только я сделаю шаг. Просто сделаю шаг.

Как вы помните, на двери лабиринта во дворце Его Величества Гурига было вырезано не что-нибудь, а одиозное слово из трех букв, которое так любят писать на стенах общественных сортиров далекой родины Сэра Макса. Дверь в Мире Паука выглядела совсем иначе.

И, как полагалось уважающей себя двери к чудесам, ее украшал внушительных размеров амбарный замок.

Правда, ключ болтался рядом.

Расценив это, как приглашение войти, я сделала шаг. Просто сделала шаг.

И оказалась на берегу просвечивающей сквозь ветки деревьев реки.

Река как река. Пенный след от водного амобилера



Странный шар из веток в самом центре реки



Неожиданно многолюдная набережная – похоже, жители этого Мира привыкли заглядывать в Лабиринт вот так. запросто, как мы заходим в трактир на чашечку камры. Если это и впрямь так, то меня здесь ждут весьма любопытные приключения. Ну, или весьма крупные неприятности. Впрочем, первое не исключает второго.

А пока мне просто остается идти по тропинке, в надежде встретить или то, или другое. Или встречу, или не встречу, как шутят на родине Сэра Макса.
Идти следует вперед, это и менкалу понятно!

Касаясь трудной и странной жизни обитателей этого мира краешком собственной жизни. Пока что можно только лишь краешком. Стоило мне пройти мимо их охотничьих избушек, и наскоро сложенных пристанищ для ночлега



как передо мной открывается следующая дверь





Отворите волшебные двери, там гуляют волшебные звери

Все это хорошо, конечно, но я здесь не совсем за этим. Настоящий калейдоскоп времен, приключений и чудес надо искать там, где имеют обыкновение собираться обитатели Мира. Или миров.
А пока что я встречаю только следующую дверь. Тот самый таинственный шар. Лежащий, разнообразия ради, не в центре реки, а на твердой земле, в негустом подлеске.

И я снова делаю шаг. Просто делаю шаг.

Село на холме.

Деревянные здания, чем-то похожие на дома с улицы Острых Крыш. Интересно, куда (или в когда) меня занесло.

Пахнет свежескошенной травой, и чем-то дымно-кисловатым. Откуда-то я знаю, что это запах пороха. По ушам ударяют звуки выстрелов. Впрочем, Мир Паука никогда и нигде без этого не обходится. Куда (или в когда) в Мире Паука не попади – попадешь на войну. Или на подготовку к войне.

Кажется, здесь (или сейчас) тоже готовятся воевать. Слава Магистрам, всего лишь ножами

И мечами

Или копьями

Или арбалетами

Пожалуй, радует то, что в этом кусочке мира люди как-то ухитряются обойтись без этих дикарских глупостей насчет того, чем должна заниматься женщина, и чем не должна. Так что самые первые кусочки чужих жизней проходят сквозь меня без проблем. Или это я прохожу сквозь них.







И, к счастью, кроме вояк здесь есть еще и мастера

И новая дверь, пройти через которую мне становится уже чуточку труднее. Самую-самую чуточку. На крохотный, почти незаметный кусочек чужой жизни, на крохотное, почти незаметное мгновение становящийся жизнью моей





И я попадаю в аккурат на подготовку к войне

Для начала мне повезло. Я попала не на ту, самую страшную войну, а туда (и в тогда) где и когда шагали красиво и воевали медленно. Ну что ж, придется и мне «воинские порядки благоразуметь». Самым-самым краешком своей жизни касаясь жизни неведомого солдата петровской армии, давным-давно сгинувшего на войне со шведами.

К ноге!

На караул!

На пле-е-чо!

вынь патрон, скуси патрон,

сыпь порох, закрой полку, обороти ружьё, патрон в дуло

Первая шеренга! Пади!

Приступить в близость!

Прикладывайся все вдруг! Пли!

А я снова делаю шаг. Просто делаю шаг.
И по уши увязаю вовсе не в чудесах, а в чужой жизни.

Конечно, бабы у колодца смеются надо мной, а мужики крутят пальцем у виска. Кто помоложе – небось, еще и охальные слова шепчет по-за спиной. Слыхано ли дело – баба, да вдруг в пожарном депо. Да еще и пожарной дружиной командует. Догляд ведет, чтоб сторожевой на каланче зорко высматривал, не видать ли где дыму, а как завидит – тотчас в колокол бил. Чтоб не напился, да не заснул ненароком, а то и, пуще того, вниз по пьяному делу не сверзился.
Да чтоб снасть пожарная в порядке была. Чтоб лошади почищены и овсом кормлены, упряжь воском смазана, бочки пожарные не текли, да не рассыхались. Чтоб насосы завсегда в полной исправности. Да не покрал бы кто чего.



Слава те Господи, хоть вёдра не точно покрадут. Нарочно так сделаны, чтоб в огороды не годились.
А нынешним летом для нашего депо всем миром и вовсе мудреную вещь купили – телефон. До соседнего Грибова провод пустили.

Дорого вышел – на мирском сходе мало не в бороды друг дружке повцеплялись, денег жалеючи. Благо, староста щедро к мирской сумме добавил. Да и я сама не поскупилась. И то, для кого мне беречь – одна я на свете. Ни детей, ни плетей. Не успела я в горящую-то избу
-Депо Хохловка слушает!
-Гори-и-им! Спасайте! – девчачий голосок в трубке. – Пожар в Грибове! Спасайте, а то как есть, сгорим!

- К насосу! К брандспойтам!

Качаем насос, что есть силы

По огню хлещет тугая струя воды.

Кажись, потушили. И живы все – успели мы вовремя. Только по уголькам нет-нет, да и пробежит красный, с малой просинью по краям, язычок пламени. Как бы опять не вспыхнуло – лето сухое да жаркое, трава вокруг как порох. Хватаем ведра, плещем на огонь.

Ну, вроде все. Отстояли деревеньку – надолго ли…
А я делаю шаг. Просто делаю шаг. И, делая этот шаг, чувствую осколок чужой жизни, намертво застрявший во мне. Так горячо и больно. Но все-таки я делаю шаг. Туда, где завтра будет война.





С которой я, девочка-эхо, девочка-зеркало, впопыхах состряпанное моим непутевым папашей чудо - вполне могу не вернуться.

Но все же я надеюсь на то, что продолжение следует...
780 просмотров  
0
Понедельник, 27 Июнь 2016
 
22:45
Небо - что за болезнь? И за что его любят?
Не всегда и не все объяснить мне могли,
Но тоскуют о нём самолёты, как люди,
Если стало сильней притяженье земли.
(В. Захаров)

Когда-то нас было 3 единицы в Пермском авиаотряде - Ту-134А-3. Сейчас я стою здесь один. На хранении. Никому и низачем не нужный RA 65 064, заводской номер 49886.

Наверное, каждый из моих пилотов называл меня как-то по-другому. По-своему. Для кого-то я был тушкой, или свистком. А может и ласточкой, или туполенком. Но лица пилотов, их радиообмен и тепло рук на штурвалах – все это уже почти стерлось в цепях моей авионики. Все 51000 моих лётных часов и 27700 посадок все больше сливаются в один-единственный круг. Синева неба и зелень земли под крылом. Огни ночных городов и входные огни ВПП. Сигналы ответчика и голоса пилотов в гарнитуре. Все мои 134 лётных часа в месяц и 16,7 рейсов в неделю по 1,8 часов каждый – остались для меня единственным кругом. Прощальным кругом над аэродромом.
И только самые давние события дольше всех бродят остаточными сигналами по моим невесть когда отключенным цепям. Отзываясь в давно заглушенных двигателях тем, что Бескрылые называют болью. Потому что так свежа и остра до сих пор память о дне моего выпуска, когда я, один из 972 собратьев по серии, наконец-то увидел, как велик мир за воротами сборочного цеха Харьковского авиазавода. И память о том дне, когда я впервые коснулся крыльями неба – 7 мая 1977 года. Но все заканчивается рано или поздно. Как и мой сертификат лётной годности. Вот и стою я с августа 2009 года здесь, на хранении. Навсегда на земле. Навсегда без неба. И флаттер его знает, сколько оно продлится, это всегда.

Пожалуй, я давно бы сдался, и умер тихонько, оставив на той дальней стоянке лишь пустое и гулкое тело. Если бы не этот день. Единственный летний день, которого я жду каждый год.



В этот день все происходит как раньше. Суета техников, и вместо до обледенения надоевшей стоянки меня буксируют на ВПП. Еще немного, и… «Савино-Руление, 65 064 разрешите запуск»…

Впрочем, ну что я вру себе, как Бескрылый? Не будет мне никакого запуска. А будет статическая экспозиция на традиционном авиафестивале. Где я стою на военном аэродроме по соседству с его грозными хозяевами. Хоть они и летают, в отличие от меня, но в дни фестивалей им тоже достается.





А я… Я – экскурсионный объект. Нескончаемая толпа, управляемая охрипшими волонтерами, тянется в этот день по моему трапу – от выпуска мне не принять столько пассажиров в свой салон.







Неловкие детские руки дергают мои законтренные штурвалы. Любопытно-рассеянные взгляды скользят по приборам. Нет, ничего не будет, как раньше. Но… все же оно того стоит. Хотя бы ради тех, кто с первого пуска дви… нет, у Бескрылых это называется с рождения, были награждены (или наказаны, флаттер их поймет) сердцами Пилотов. Обычно здесь собирается много таких.



А я еще не порезан на металлолом. Я еще могу слышать, как музыка над аэродромом вплетается в рев турбин и в свист лопастей.













Как танец на земле сливается с танцем в небе

















Что тянет в небо тех, у кого нет двигателя.





И как выглядят Крылья Любви





Жаль, не на сей раз не увидеть мне настоящих виртуозов небесного танца, известных на весь мир. Что ж, я качнул бы крылом тому Су-27, так рано приписанному к Заоблачному Гарнизону. И его Пилоту, ушедшему вместе с ним.

Если бы я летал. Если бы я мог.
Но услышать… нет, не услышать, почувствовать, как чувствовал переговоры экипажа в моем СПУ, как сигналы навигационных и посадочных маяков – те слова и аккорды, которых не понять Бескрылым – я все еще могу.

И могу ощутить, как отзываются они горячей волной в двухконтурных двигателях хозяев авиабазы








И в лопастях боевых вертолетов


И как такой же горячей волной проходят сквозь сердца Пилотов

Даже, кажется, «Эрбасы» и «Боинги» что-то такое чувствуют всей своей лощеной обшивкой. В конце концов, мы, гражданские самолеты - все одного неба. А небо еще не расчертили границами.









А еще сегодня я смог увидеть и небо и землю так, как не видел никогда, за весь срок эксплуатации, до отработки ресурса. И ни один летчик так не видел. Так может увидеть только тот, кто знает, как нужно смотреть. И как показать красоту полета другим. Не зря же он признан лучшим в мире оператором воздушной съемки - летчик 1-го класса Артур Саркисян.



Синева неба и зелень земли. Острые иглы солнечных бликов. Клочья белой облачной пены.



Как, право, жаль, что все это не вечно. И наш полет рано или поздно кончается. Вот так.















Но я еще не порезан на металлолом. Я способен видеть, слышать и чувствовать. Небо над собой и бетон ВПП под шасси. Шаги сотен ног по моему трапу. Тепло маленьких рук, неумело – пока неумело – сжимающих мои штурвалы. Рев турбин, гул винтов и свист лопастей. Песню моторов и музыку сердец. Я обязательно дождусь следующего фестиваля. Клянусь взлетом. Или памятью о взлете...
705 просмотров  
0
Четверг, 16 Июнь 2016
 
14:57
...И в полночь ваши денежки заройте в землю там,
И в полночь ваши денежки заройте в землю где...
Не горы, не овраги и не лес,
Не океан без дна и берегов,
А поле, поле, поле, поле, поле чудес,
Поле чудес в стране дураков.

Принесло вот с утра новостной лентой Вроде как, очередные советы по скорейшему разбогатению, коих в интернетиках дохренналион плавает (известно ж, определенная субстанция ни в каких водоворотах не тонет, завсегда у поверхности держится). И, вроде как, все они одинаковы. Смотрите, мол, на жизнь позитивШЕ-позитивШЕ, денежки любите, чакры качайте, мантры читайте, всю родню оптом до седьмого колена обнимайте-целовайте. Но... вот это...Читаем текст под фоточкой дамы с ее верным вертолетом (кликабельно). Читаем-читаем, не отвлекаясь на размышлизмы о типе вертолета, настоящем собственнике оного, и навыках пилотирования у дамы.

Ау, люди, вы это точно всерьёз? Вы точно не стебётесь над лохами, решившими омиллионериться по советам из газеток-журналок?
Реплика в сторону: а ведь найдутся феерические... умницы - проделают. Всё в точности, до последней буквочки. И будет им, наверное, щастя. Яхты прекрасные, автомобили классные и самолеты частные. И, да, оле-оле-оле-гарх на белом козлне. Ну какое ж там женское счастье без оле-оле-оле-гарха?
644 просмотра  
0
Воскресенье, 12 Июнь 2016
 
21:33
И снова, ввысь зовя, и выше
В турбинах музыка живет
И, кажется, сейчас услышу:
"Вам - взлёт"!
(Юрий Каминский)

На самом деле, не будет мне никакого взлёта. Никогда. Всё. Отлетал. Ушло моё время. Мои 1322 лётных часа и 1452 посадки. Промелькнули, как один тренировочный полёт. "Мой окончился срок, отработан ресурс..." И вот застыл я здесь, навсегда демилитаризованный, крашеным куском металла, потерявшим себя.

Вечно взлетать, и никогда не взлететь... Отцы-конструкторы, ну за что..?

Да и кто из нас, самолетов-памятников, не жалел, что не разбился однажды... Хотя, и тем, кто гниют на свалке металлолома - не лучше. Да и какая, к флаттеру, разница, где умирать. Мы ведь не можем долго жить, не летая.
День за днем - пустые взгляды Бескрылых, струйными течениями скользящие по обшивке. Их пустые сердца, и пустые головы. Сверху так отчетливо видна пустота. Особенно пустота моей собственной кабины. И лишь изредка - нет, не кодом ответчика, а лишь памятью о коде - "Свой? Чужой? -Свой!" Тот. с кем мы - одного неба. Кто умеет видеть. И понимать.

Неужели..? Неужели мне все-таки - взлёт?! Ясно же, что вокруг меня что-то затевается



Правда, всё это ни разу не похоже на привычную аэродромную суету





И вокруг - явно не техники. Да и что забыла аэродромная мазутА здесь, в центре города, километрах в двадцати от моей авиабазы? И то, что проезжает мимо меня - тоже не АПА.

Нет, затевается здесь явно что-то другое.







Похоже, намечается создание пар у Бескрылых. У них всё, как у нас - успех зависит от сработанности пары, наличия непрерывного эффективного взаимодействия, взаимного понимания и доверия. А слётанность пары обеспечивается ее постоянством и добровольностью подбора. И чтоб взаимовыручка была. И свобода манёвра И, да, пара - неделима. Что ж, похоже, у этих пар всё так и есть. И будет!













Не зря же они соединяются не где-нибудь, а рядом со мной. Может быть, потому, что сердца Крылатых (ох, и нахватался же я здесь словечек от Бескрылых - двигатели, конечно) - это дело их рук. Их умов и сердец. А значит - мы с ними одного неба.

Одного полёта

И слётанность в парах у них вполне себе. Уж я-то, старый самолет, в таких вещах не ошибаюсь. Парный пилотаж очень даже на уровне.











Ну а часы налёта - дело наживное. Встречного вам на взлете, попутного - в полете! И да минуют вас на маршруте вашей жизни грозовые фронты, обледенение и адвективный туман!
771 просмотр  
0
 


За последние сутки на сайте:
Новостей: