наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть

Читайте лучшие новости

где вам удобно

Сделать стартовой

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

 

Держитесь подальше от людей С ПРАВИЛАМИ. Потому что ПРАВИЛА им дороже,чем люди

Аватар qualle
карма
0,9
 
  метки записей:
 
2018
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
В общем, вот такой вот
пример бытового не
свинства даже, а...
оч.хочется покрепче
выразиться - чего
именно
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
[girl2] - Обалденная
идея, мне очень
нравится. Я бы
посоветовала в моем
родном городе открыть
подобные трамваи-кафе
(можно продавать кофе,
на манер фр...
Обыкновенные трамваи и
я не оч. жалую. Но...
трамвайный трактир (или
это трактирный
трамвай)... Ну как тут
можно пройти мимо?
Возле Речного вокзала
Техника не то чтобы
совсем уж ах - Nikon
COOLPIX Р510. Кстати,
фотки на мое ИМХО,
несколько излишне
осветлены оказались -
перестаралась при
обработке...
Кофе люблю, трамваи -
нет
Это в каком месте можно
увидеть в Перми?
Хорошие фотки. Что-за
технику использовали?
Или просто телефон?
3 записи по метке Абхазские зарисовки
Суббота, 11 Октябрь 2014  RSS-лента записей блога
 
20:37
Границы? Не видел ни одной.
Правда, слышал, они есть в головах у некоторых людей
Тур Хейердал

Каким Бескрылые видят свой мир? Уж точно совсем не таким, каким вижу его я.









В их мире нет ничего, кроме клочков и обрывков. Ни неба, ни земли, ни маяков, ни ориентиров, ни кренов, ни тангажей, ни курса, ни глиссады. Они даже эфир, и тот не слышат. Так и колеблют воздух на звуковых частотах. Да еще и сперва начнут передачу, а только потом думают, что же хотели передать. Если, конечно, вообще думают. И так – до отработки назначенного ресурса. День за днем и год за годом.
Отцы-конструкторы, да я от такой жизни через сотню летных часов собственный двигатель на взлете бы остановила. Уж лучше стать грудой обломков в руках расследователей, чтобы «…причиной катастрофы… предположительно… техническая неисправность самолета…», чем вот эта их вечная облачность в десять баллов. И вечный попутно-боковой ветер на всех курсах сразу. В конце-то концов, Там, За Пределом, все может оказаться абсолютно по-другому.

Вот, разве что, мой Пилот… Его мир выглядит совсем иначе. Он видит небо. И видит землю. Как я.








Он даже умеет слышать. И понимать. Хоть и не совсем как я. По-своему.

Но он тоже вечно о непонятном. «Нет, сюда нам нельзя. Граница»
«…тогда в следующий раз взлетать будем с Колымы…»

А что плохого в том, чтобы взлетать с Колымы? Как «Эрбас» или «Боинг». Почему, когда он так… колеблет воздух на звуковой частоте…, я слышу в эфире: «You have selected unsuitable area for takeoff»?
Границы…границы… Флаттер их пойми, что это такое. Конечно, я знаю, что такое ограничения. Как знает это любой самолет.
Максимальная скорость 210 км/ч
Практический потолок 4000 м.
Дальность полета 680 км

Свои ограничения – максимально допустимую скорость и величину перегрузки. Свой практический потолок. Ограничения по встречному и боковом ветру.
Ограничений Пилота я не знаю – знаю только, что они существуют. Где-то там, несравнимо дальше моих возможностей. все- таки, он налетал 10000 часов на гражданских, потом на военных, сейчас снова в гражданскую авиацию вернулся. А я... я вполне себе мирный самолет.






Но… границы? Их не видят даже сами Бескрылые. Ни в небе, ни на земле. Не видят, но рисуют на полетных картах. Говорят, что на земле они нарисованы кровью. Да уж… если я не замечаю таких линейных ориентиров, то мое место давно уже на свалке металлолома.
Сегодня мы летим туда, где Бескрылые воевали. Именно за эти самые границы. Что они там не поделили? И стОил ли всего этого странный кусок земли, негодный даже для стоянки, не то чтобы для ВПП..?







Закрылки во взлетном… гул моего двигателя привычно сливается с песней души Пилота.

Так бывает не у всех. У немногих. Нам повезло с Пилотом – мне и «Форсажу». Хоть он и не самолет, а тряпка, а вот поди ж ты – песня о нем есть, и не одна. А я… что ему я - сел, зарулил, и прощевай до следующего взлета. Только техник душу тронет отверткою в промасленных руках...
Впрочем, этот мир сконструирован так, как сконструирован. И не нам менять его рабочий проект. Земля под крылом и небо над нами. Вполне хватит для счастья нормальному самолету без реактивных амбиций.









Даже в неловких руках курсанта, неумело сжимающих мою ручку, есть своя прелесть.

На безопасной высоте можно. Да и вообще, все не так уж плохо – по горизонту держит, да и с курса не сбились.
И нет границ. Нигде. Ни на земле, ни в небе.








Только город под нами. Опустевший город. Когда-то в нем кипела жизнь, а теперь - вечная тишина. Такая тишина, что местные жители только лишь по отдаленному звуку могут определить, что происходит на соседних улицах. Такая тишина здесь уже очень давно. С войны….













«Здесь мой дом… Здесь был мой дом!..» Воспоминания Пилота пронзают меня. Словно внезапным перебоем в работе двигателя…частыми ударами по фюзеляжу… предсрывной вибрацией… Пока мы в небе – мы с ним одно существо. Мои крылья и его воля. И его боль - это и моя боль.

Качание крыльев… Приветствие?.. Или дрогнула рука? Кому мешал его дом? И этот город? Кому понадобилась эта мертвая тишина? Может быть, об этом знают СУ-25? Ну да, уж они-то мне ответят, только появись моя отметка на их локаторах. Так ответят, что мало не покажется. Всем боезапасом своей гастовской пушки сразу. И ракетами добавят. А L-39 просто промолчат, даже если и знают.

Мы с ними на разных частотах, и нам не услышать друг друга.
Может быть, об этом знал Як-40, который помнил ту войну. Но… мы не как Бескрылые… Мы не можем жить, не летая… И его душа осталась навсегда заперта в этой пустой и гулкой груде металла. Он так и не стал частью другого самолета, а остался тихо гнить на вечной стоянке






Да и какая, собственно, разница? Так ли уж мне важно, что такое эти самые границы? Немногое осталось от тех, что их защищали…






Но память осталась. А значит там, в заоблачном гарнизоне, все также в вечной первой готовности они и их экипажи. Наверное, там всегда миллион-на-миллион. И нет ни гроз, ни болтанки. Сухая и ровная ВПП и, конечно, никаких птичьих стай. Но я точно знаю, что огонь костра на берегу, песни Пилота, и тепло сердец его друзей – могут быть только здесь.




Как и вечный Букет Абхазии в моих шасси

Наверное, это и есть кусочек счастья. Даже не кусочек, а очень-очень большой кусок.
Ну а границы…Их не видно сверху, но они существуют, разделяя цивилизации и людей... Нет на земле никаких линий, начерченных кровью, а есть только брошенное кем-то из Бескрылых в эфир: «I am lost. I have spatial disorientation…» Сложно, в общем, все это... Как в облаках с отказавшим авиагоризонтом...
953 просмотра  
0
Понедельник, 8 Сентябрь 2014
 
11:26
Непростая работа у пилота «Бостона»
До кровавого пота, до десятого стона
Нет бесплатной победы – есть простые законы
Мы бросаем торпеды, нас грызут «Эрликоны»
Арифметика боя: мы бомбим, нас сбивают
Хорошо, если двое из пяти выживают…

«…20 июля 1944 года самолет А-20-G №м39853, принадлежащий 4 Военно-морскому авиационному училищу ВВС ВМФ прибыл на морской полигон г. Гудаута на топ-мачтовое бомбометание бомбами ФАБ-100 с взрывателями АВ-87 с замедлением 7 секунд. Сделал первый заход, холостой на высоте 70 метров. После чего построил нормальный маршрут на высоте 100-150 метров. При проходе самолета над щитами был замечен белый дым с обеих сторон гондолы правого мотора. На третьем развороте самолет стал снижаться, на высоте 30 метров вышел из крена, и продолжая снижаться с углом 10-15о врезался в воду на расстоянии 1,5-2 км от берега. Через 3-4 секунды появился столб воды высотой 20-30 метров. При подходе катера на воде членов экипажа не оказалось, плавали отдельные части самолета. Самолет и моторы затонули…»
(по данным ФГУ «Центральный архив Министерства обороны РФ»)

Вот и все, что осталось от троих курсантов. От трех так и не успевших толком начаться жизней. Столб воды несколько обломков. Все остальное оказалось похоронено в морской глубине почти на семьдесят лет.
И только два года назад на траверзе Нового Афона на удалении 3 км от берега рыболовецкое судно случайно зацепило ловчими снастями самолетный винт. Капитан корабля сразу же сообщил о находке начальнику Сухумского аэропорта, с которым они были знакомы еще с войны.
Реплика в сторону: «С войны»… той, что пришла на абхазскую землю в конце прошлого, двадцатого века. Почти через три тысячелетия после того, как кто-то весьма неглупый сказал людям: «Не убий».Жаль, что Он так и не оставил им заповеди «Поумнейте!» Впрочем, результат, скорее всего, оказался бы тем же самым…
Далее об этой находке рассказывает начальник Сухумского аэропорта В.А. Эшба

Эшба Вячеслав Ахметович
1948 года рождения, родился в с. Дурипш
Директор Республиканского унитарного предприятия "Международный аэропорт Сухум" им В.Г. Ардзинба. Летал на Ан-2, Ан-24, Ту-134А, Ту-154, Як-52, Л-39, Вильга-35А, Ми-8. Был министром обороны РА, командующим ВВС РА

«… Мы во время войны там потеряли ЯК-52. На нем летал летчик, Герой Абхазии, и он был сбит там. И они подумали, что это винт от его самолета. А мы останки летчика не нашли, вообще ничего не нашли. Я туда приехал, говорю, давайте, буксируйте его. Они говорят, что он тяжелый. Тогда я понял, что это не ЯК-52 – у него деревянный винт. Мы его привезли, обработали реактивами и увидели трафарет. На трафарете был обозначен заводской номер. Эти данные позволили установить тип и происхождение самолета. Это был один из 80 самолетов, переданных СССР по ленд-лизу. В основном они использовались, как торпедоносцы и бомбардировщики в Черноморском флоте.
Мы начали делать запросы в Центральный архив ВВС, и Министерство обороны. К работе подключились Центральный архив Министерства обороны РФ и даже управление ФСБ Краснодарского края…»

Полностью выяснить судьбу самолета и его экипажа удалось только через два с половиной года.
Курсанты училища погибли при отработке бомбометания. Произошло это в июле 1944 года. Отказ правого двигателя. Экипаж успел еще доложить об отказе. Спастись не смог никто. Ни останков летчиков, ни обломков самолета так и не нашли.
Демографические данные экипажа:
1. Курсант-летчик Гусев Владимир Михайлович, 1923 года рождения, уроженец г. Моршанска Тобольской области
2. Курсант-штурман, сержант Беляев Иван Федорович, 1924 года рождения, уроженец с. Никольское Шебекенского района Курской (сейчас Белгородской) области
3. Курсант-радист сержант Обрубов Александр Николаевич, 1926 года рождения, уроженец с. Шигоны Шигонского района Куйбышевской области.
(по данным ФГУ «Центральный архив Министерства обороны РФ»)

Поисковики из известной группы «Красная звезда» неоднократно пытались найти родственников погибших курсантов. Сообщалось о них и в телевизионном репортаже. Но никто так и не откликнулся. Молодые ребята, ушедшие на войну двадцатилетними, скорей всего, так и не успели обзавестись собственными семьями.
По словам специалистов-историков, эта находка может оказаться далеко не единственной. Именно на этом участке моря находится большое скопление обломков самолетов времен Второй Мировой войны. Пока неизвестно, принесли их сюда морские течения, или здесь шли воздушные бои. Неподалеку от этого места недавно нашли штурвальную колонку еще одного самолета. Тип его пока что не установлен.


Но время и море не пощадили ее

А год назад в районе одного из перевалов Псху были найдены обломки ПО-2. Этот По-2 шел с перевала, и. видимо, как говорят очевидцы, летчик был ранен терял сознание и пытался из последних сил пройти над этим перевалом.
Так что работа будет продолжаться.


Потому что война не закончена до тех пор, пока не похоронен ее последний погибший солдат.
951 просмотр  
+3
Понедельник, 23 Сентябрь 2013
 
21:44
- Завтра нас ждет Серьезная Авантюра, - сказал Пилот, – Начальник разрешил полет на Псху. Летим?

Стоит ли говорить, что ТАКОЕ мне не надо предлагать дважды. Короткая СМС-ка: -«Конечно летим! Ура!» – и вот я с рюкзаком и спальником перебираюсь на Призрачный Аэродром. И готовлюсь ждать.

Ждать подходящей погоды. Ждать ответа диспетчера. Причем, ждать долго и терпеливо. Потому что село Псху, в которое мы собрались лететь, не зря считается самым труднодоступным селом Абхазии. Оно находится в долине реки Бзыбь, окруженной Главным Кавказским и Бзыбским хребтами на высоте 670 метров над уровнем моря. Дороги, связывающие село с внешним миром, ведут через горные перевалы Анчхо и Гудаута, преодолеть которые под силу далеко не каждой машине. Еще не так давно сюда можно было спуститься по пешим тропам с Архыза. Но сегодня, когда граница на замке, остался практически единственный путь – по воздуху. В селе есть свой аэродром, с самым всамделишным начальником и диспетчером. Летает туда все больше неутомимый «Кукурузник» - то завозит продукты в местный магазинчик, то доставляет в село компании туристов. Если не жалко довольно увесистой суммы за то, чтобы, почитай что в прямом смысле, потрогать руками небо – можно слетать туда на «Вильге». Небольшой трехместный самолетик, в котором, к тому же, один из пассажиров располагается рядом с пилотом, да еще, при желании, может «порулить» (то бишь, за ручку подержаться, на безопасной высоте :-)).
А вот на дельталете (сиречь, мотодельтаплане) в те края еще никто и никогда не летал. Вообще никто. Но все на свете, как известно, когда-нибудь случается в первый раз. И на каждую Америку, в конце концов, находится свой Колумб. Так почему бы и не сейчас? И почему бы не мы? И вот мое робкое «А мо-ожно..?» превращается в точный штурманский расчет. Скорость, курс, высота, запас топлива, и линия на карте. Все это вполне себе укладывается в возможности аппарата, параграфы Воздушного Кодекса (а в Абхазии, кстати, он свой) и наши возможности. Не говоря уже о наших желаниях. Итак, маршрут рассчитан, заявка отправлена, согласие начальства получено. Дело теперь за погодой и за нами.
А в ожидании этой самой погоды, мы разведем костер, сядем у огня тесным кругом.

Пилот расскажет о себе. Впрочем, для этого ему сначала нужно настроить гитару.

Так что пока он занят – несколько слов о Призрачном Аэродроме. Сначала коротко и ясно, в стиле Википедии:
Итак, аэродром Инкит



• Регион: Республика Абхазия.
• Тип: временная посадочная площадка.
• Эксплуатант: РУП"МАС "(республиканское унитарное предприятие "Международный аэропорт Сухум" им. В.Г.Ардзинба.
• Местонахождение: Абхазия, Гагринский район, г. Пицунда Высота над уровнем моря +2 м
• Координаты N 43 10,571 Е 040 19,197
• Время: UTC +4
• Время работы: июнь-октябрь от восхода до заката.
• Время общения - круглосуточно.
• Веб-сайт - http://deltaslava.narod.ru/index.html)
Кстати, Призрачным Аэродромом он стал именно что с перебирающей гитарные струны легкой руки Пилота.

С этой песней, к тому же, связана одна из множества аэродромных полулегенд-полубаек, кои я готова выложить отдельным постом по просьбам трудящихСЯ.
А еще на этом аэродроме есть какая-то Очень Магнитная Аномалия. Поэтому он с необыкновенной легкостью притягивает Хороших Людей. И не отпускает их насовсем. Помните, как у Визбора было: «Я сердце оставил...». Ну, вы поняли, да?

Не зря же Пилот как-то сказал: «Чтобы найти настоящих друзей, не надо ничего делать. Нужно просто сидеть на аэродроме, и ждать. Наши люди придут туда сами».
Впрочем, гитара уже настроена, и Пилот начинает свой рассказ






Утро порадовало нас точь-в-точь той самой погодой, каковую мы и заказывали накануне для открытия нового маршрута :-). Небо с редкими облаками, придающими выразительность пейзажу. Легкая дымка, ровно такая, которая нужна для создания идеальной воздушной перспективы без всяких там фотошопов. Ветра, почитай что, нет – значит, можно не опасаться сильной болтанки, и полет не превратится из Большого Приключения в одну сплошную борьбу. Диспетчер нашего конечного пункта маршрута наконец-то вышел на связь. Запасная канистра топлива упакована в нашем багаже :-). Что ж, нам пора! «Раз наше счастье так летуче – мы разрешим ему полет!» Причем, «там, где еще никто, ни разу не летал». На таких аппаратах, как у нас, во всяком случае.

Итак, взлетаем




Отражение солнца дробится в синей воде


Набираем высоту над морем, воздух вокруг постепенно становится ощутимо холодней.


Горизонт ровно в меру размыт легкой дымкой


Направляясь в сторону гор, мы забираемся все выше и выше




Вот вдали показалась гора Турецкая Шапка.


Такое странное название она получила, в первую очередь, из-за своей формы, действительно напоминающей какой-то восточный головной убор. А еще из-за красивейшего светового эффекта – на закате, если очень сильно повезет, можно увидеть, как вспыхивает солнечный луч в одной из ее пещер. По словам тех, кто это чудо видел – точь-в-точь как драгоценный камень в чалме какого-нибудь халифа или падишаха из восточных сказок. Что ж, возможность увидеть ТАКОЕ – вполне серьезная причина вернуться сюда. И не один раз.
Мы приближаемся к горе, и кружим над ней, выбирая ракурс для съемки.


Верней, выбирает исключительно Пилот. Соблюсти строгие каноны пейзажного аэрофото, корректируя курс и высоту, я не могу при всем желании.














Переговорное устройство на дельталете злокозненно не работает, а без него мы просто не услышим друг друга сквозь шум двигателя и свист встречного ветра. К тому же отвлекать Пилота, когда мы летим над такой местностью, просто опасно.


Под нами горы. Бзыбский хребет.


Дикая, суровая красота.


Мозаика зеленого и белого.


Вершины и пропасти


Только горы и небо. Мы летим над этими горами одни.


Здесь нет подходящих для посадки площадок. И случись что...






От этой мысли холодок пробегает почему-то не по спине, как у всех порядочных приключенцев в разгар их порядочных приключений, а по рукам, держащим фотокамеру. Впрочем, это, наверное, все-таки от того, что мы забираемся все выше:-)


И вот уже вполне различимы сначала контуры


А потом и детали Большого Кавказа.


С высоты 4000, чуть «занавешенный» дымкой, он выглядит как театральная декорация. Задний фоновый занавес, с перспективным изображением, обозначающим место действия.








Впрочем, оказавшись в ТАКИХ декорациях, ПОВЕРИЛ бы и Станиславский.


В том, что впереди виднеется Домбай, усомниться невозможно


Высота нашего полета, кстати, вполне серьезна для открытой машины. На тросах даже поблескивают кристаллики льда. Красиво, конечно


Но вот под нами Бзыбская котловина






Снижаемся и заходим на посадку





Вдалеке виднеется церквушка, с необычной ярко-синей крышей. По виду типичный новодел, но новодел грамотный.


Хорошо бы заснять ее поближе, но не отвлекать же Пилота сейчас.


Не хватало ему еще второго круга за-ради моих мук творчества :-)
И вот посадка, короткий пробег, и мы выбираемся из дельталета, потирая замерзшие руки и носы. Мы на месте!




Мы сделали это!!


МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО!!!




То, чего не делал НИКТО до нас! Под удивленными взглядами хозяев аэродрома, мы прыгаем и обнимаемся, как дети. Сильно подозреваю, что эти вполне себе земные дяденьки втихушку вертят пальцем у виска, и понимающе-жалостливо похмыкивают


Впрочем, они потихоньку проникаются уважительным удивлением (ну, или удивленным уважением) и к нам, и к нашей «птичке». Оказывается, они на своем веку ни разу – НИ РАЗУ! – не видели таких аппаратов.


А когда Пилот небрежным кивком указывает в мою сторону: «А вот заказчица полета», - уважение аэродромной команды возрастает не то что бы в геометрической, а прямо в… э-э-э… лавинообразной :-) прогрессии. Видимо, женщина, возжелавшая, да еще и осуществившая нечто подобное, категорически не укладывается в их картину мира. Как и наш непривычный их взгляду аппарат. И наши счастливые физиономии. И наш отказ «зависнуть» за долгим застольем, потому что нам надо вернуться, пока в горах не разыгрались воздушные потоки, и не началась серьезная болтанка.
Но, видимо, нет предела совершенству. Пилот несколько недоволен посадкой: «Я выравнивал по верхушкам травы… высоковато… шмякнул…» Впрочем, это он, похоже, так, для порядкУ.

Не застревая на самокритике, он спешит показать мне очередную местную интересность. Оказывается, в кустах около вагончика аэродромной команды валяется самый что ни на есть всамделишный привет со Второй Мировой. Ржавый коленвал от немецкого самолета.


Откуда он там взялся, и где, собственно, находится все остальное – никто не знает. Во всяком случае, внятно объяснить не могут. Хотя, происхождение сего артефакта очень похоже на правду . Потому как село Псху – единственное место Абхазии, куда во время Второй Мировой смогли дойти немцы. Оттуда они планировали наступление на Сухум и далее на Закавказье. Горнострелковой дивизии «Эдельвейс» удалось в 1942 году захватить село, но продержались они там меньше двух месяцев.
Так что обломки самолета тех времен здесь вполне даже в тему. Как объясняет мне Пилот, это все, что осталось от Focke-Wulf FW-190 (сиречь, «Wьrger»).




Впрочем, нам уже пора возвращаться. Горы шутить не любят. Ну, или, наоборот, любят :-). Так что, нам надо успеть до того, как начнется серьезная болтанка.
И вот мы взлетаем






Проходим над церквушкой – Пилот все-таки откликнулся на мою просьбу








И снова под нами Бзыбский хребет.








А на горизонте – Большой Кавказ.


На вершинах некоторых гор отчетливо видны снежники


В Бзыбской котловине нет особого простора для того, чтобы спокойно набрать высоту, поэтому мы немного меняем маршрут. Но Турецкая Шапка снова под нами.








Пытаюсь заснять ту самую пещеру, но то ли свет неподходящий, то ли ракурс не тот, то ли руки фотографа кривоваты :-) Не впечатляет, в общем


Отчетливо почти до самого устья видна река Xипста, впадающая в море чуть западней Гудауты.


Под нами – клочья белой облачной пены, особенно красиво выглядящие на фоне покрытых лесом гор.




И легкая дымка на горизонте, придающая объемность пейзажу. Обычно подобный эффект организуют в Фотошопе. А сегодня природа постаралась для нас. Мир на нашей стороне :-)




Подходим к Пицундскому мысу






Под нами берег моря, пляжи и пансионаты






Вдали показался город. Дома, дороги, мост через Бзыбь




И Пицундский храм






А вот и озеро Инкит, на берегу которого расположен Призрачный Аэродром.


Посадка, короткий пробег, и фото на память о том, что МЫ СДЕЛАЛИ ЭТО!




А вечером был костер, и гитара. И наши рассказы о Серьезной Авантюре – азартно, и взахлеб. И завистливые вдохи таких же, по-хорошему ненормальных. И планы новых Серьезных Авантюр. Потому что самый главный в твоей жизни полет – предстоящий.
А через несколько недель, когда воспоминания уже почти растворились в моей всегдашней рабочей суете, вся эта история получила неожиданное… нет, не окончание – продолжение. Мой компьютер, на миг приостановив отрисовку какой-то ужасно муторной карты пермских свалок, мигнул иконой сообщения от Пилота: «Привет, как жизнь? Обалдеть - ездил в аэропорт и тут меня наши летуны спрашивают - Правда, что ты на Псху на своём дельтаплане с любовницей прилетал?» Что ж, определенные люди мыслят исключительно определенными категориями. И излагают свои мысли исключительно понятным для себя языком. Хотя… Говорил же когда-то некий странный механик из штата Иллинойс :-) что-то там об «узах не крови, но радости и уважения к жизням друг друга», связывающих истинно близких людей покрепче штампа в паспорте, общих кастрюлек-сковородок-сберкнижек, и записей в церковной книге. Кто его знает, может он и был-таки прав… :-)
1410 просмотров  
0
 


За последние сутки на сайте:
Новостей: