наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть

Читайте лучшие новости

где вам удобно

Сделать стартовой

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

 

Держитесь подальше от людей С ПРАВИЛАМИ. Потому что ПРАВИЛА им дороже,чем люди

Аватар qualle
карма
0,9
 
  метки записей:
 
2018
Июнь
пн вт ср чт пт сб вс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
В общем, вот такой вот
пример бытового не
свинства даже, а...
оч.хочется покрепче
выразиться - чего
именно
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
[girl2] - Обалденная
идея, мне очень
нравится. Я бы
посоветовала в моем
родном городе открыть
подобные трамваи-кафе
(можно продавать кофе,
на манер фр...
Обыкновенные трамваи и
я не оч. жалую. Но...
трамвайный трактир (или
это трактирный
трамвай)... Ну как тут
можно пройти мимо?
Возле Речного вокзала
Техника не то чтобы
совсем уж ах - Nikon
COOLPIX Р510. Кстати,
фотки на мое ИМХО,
несколько излишне
осветлены оказались -
перестаралась при
обработке...
Кофе люблю, трамваи -
нет
Это в каком месте можно
увидеть в Перми?
Хорошие фотки. Что-за
технику использовали?
Или просто телефон?
14 записей по метке Авиаторское
Понедельник, 12 Сентябрь 2016  RSS-лента записей блога
 
22:56
Мой лётный век достойно прожит.
Я отработал свой ресурс.
И штурман больше не проложит
В пути дальнейшем верный курс.
С меня все двигатели сняли,
Капотов створки не закрыв.
И трубопроводы убрали
В гондолах, их не заглушив.
В пустом салоне, обнажившись,
Висят обрывки проводов.
И я, с судьбой своей смирившись,
В последний рейс уйти готов.
Уже все акты подписали.
Теперь недолго мне стоять.
И формуляр в архив мой сдали
С последней записью «Списать».
Как время пролетело быстро.
Пришла пора идти на слом.
И фюзеляж мой серебристый
Сдадут в цветной металлолом.

(из околостаканного сетевого творчества)

Оказывается, в нашей почти бывшей почти культурной почти столице всеЯ то ли Поволжья, то ли Европы, то ли вообще планеты (запуталась уже!), кроме гигантских табуреток из кучи бревен, памятников яблочным огрызкам, навозным жукам вместе с транспортируемым ими продуктом, и прочих шЫдевров почти искусства - существуют и такие интересные объекты, о которых, увы, не так уж много кто знает. Может быть, потому, что их еще не успели (или не захотели) превратить в трЭнд-брЭнд и растиражировать повсюду, от рекламных постеров до конфетных фантиков. И, как говорится, слава богу! Один из них — Пермский музей авиации.

Этот музей, похоже, действительно уникальный. Много ли найдется в стране, да, пожалуй, и в мире, авиационных музеев, в которых строгий гид скажет вам: "Не стесняйтесь! Побудьте немного детьми!"

А значит, в этом музее, вот так, запросто можно не только потрогать экспонаты

но и примерить шлем летчика
А, может быть, на минуточку примерить свою будущую судьбу

И можно даже вот так запросто войти в кабину

Двери, люки - закрыты
Топливные насосы - насосы подкачки включены, бак номер 4 две тонны
Задатчик стабилизатора - Положение ("П", "С", "З") по центровке
Триммирование - нейтрально
Электросистемы, потребители - проверены, включены
Курс МП, АРК - Включены, частота ... курс....
Бустера - включены, крышка закрыта
ТКС - включена, согласована, режим ГПК
АБСУ - исправна, режим штурвальный
Тормоза - проверены, исправны
Обогрев ППД - включен
Электрический указатель поворота - включен
Высотомер - высота ноль, давление 746 Механизация - выпущена 28, табло горит
Интерцепторы - убраны, табло не горит
Авиагоризонты - проверены, риски совмещены
Рули, элероны - проверены, свободны
Вспомогательная силовая установка, топливная система - выключена, автомат


А взлёт... что ж, будет и взлёт!

Этот музей был создан вовсе не по указке сверху. В лихие девяностые, когда массово закрывались военные училища, и разухабисто распродавалось на лом и утиль все, что можно было продать - частный предприниматель Михаил Анатольевич Павлов не позволил пустить продаваемые на металлолом самолеты под пресс. Просто не поднялась рука бывшего летчика на такое. Если верить городской легенде (а верить ей есть все основания) - все началось с вертолета МИ-24.



В 90-е годы на глаза Павлову попался этот вертолет, на борту которого красовалось 17 звезд, обозначавших количество боевых вылетов

О том, чего стОили вертолету и его экипажу эти вылеты, говорили пробоины от пуль, оставшиеся на лопастях

И гвардейский знак красовался на его фюзеляже вполне заслужено

Павлов обратился в авиаполк к командованию, чтобы узнать историю этой боевой машины. Но когда он услышал,что борт списан и скоро будет сдан на металлолом, то выкупил его по цене этого самого лома, и увез к себе на дачу. А потом он стал покупать все, что имеет отношение к отечественной авиации.
От трудяг-"кукурузников", безропотно возивших пассажиров с грунтовых поселковых аэродромов и опылявших с воздуха картошку-моркошку (вспомните фильм "Разрешите взлет")

и не менее трудолюбивых и безропотных "Мимино" - вертолетов МИ-2, работавших и лесным патрулем, и грузовым транспортом, и даже "Скорой помощью"



до отлетавших свое легенд Аэрофлота - "Тушек" и "Ил-ов"



Экспозиция ширилась, следом пришла очередь боевых крылатых машин. МиГ-25, МиГ-29, МиГ-23, тот самый, который "...я не складываю крылья - я меняю стреловидность".



После к экспозиции добавились отслужившие свое авиационные двигатели




И даже вроде бы нелепая с виду башня, возвышающаяся над территорией музея - это не просто странная металлоконструкция. А пункт управления пусковой ракетной установкой. Вообще-то, всем пяти ее этажам полагается находиться глубоко под землей.

А недавно в музее появилась гондола шасси от самолета Ту-154, в которой мальчик из Перми однажды долетел до Москвы, тайком выбравшись на лётное поле.
И, да, конечно же, никто, даже самый хмурый и самый-пресамый взрослый, просто не сможет остаться равнодушным, если обо всех этих экспонатах рассказывает действительно увлеченный экскурсовод.
О могучих двигателях



О грозном оружии боевых машин

"О кренах-тангажах", как все авиаторы в мире



И даже,увы,о том, что у музея хватает сложностей - финансовых и организационных. Есть, к примеру, у сотрудников музея прекрасная задумка - организовать выставку масштабных моделей самолетов. Их в коллекции музея больше ста - от первых, появившихся на заре авиации, до самых современных. Но для показа коллекции нужны помещения и специальные стенды. Опять же, все упирается в финансы и исполняемые ими романсы, увы. Кстати, именно из-за этих... романсов музей так долго (почти с 2013 года) был закрыт для посещения. Но всё постепенно меняется к лучшему. Так что приходите - будет интересно!
И самолеты в этом музее - вовсе не унылая груда металлолома. Живые. Чувствующие наши внимательные взгляды и тепло наших рук на штурвалах. Я умею понимать такие вещи.

Это всем суждено - хоть, конечно, печально,
Только время приходит - и кончен полёт.
А ему всё равно часто снятся ночами
И бескрайний простор и стремительный взлёт.

(Вадим Захаров)

UPD (сиречь, дополнение и уточнение)
По словам сына Михаила Анатольевича - Сергея Павлова, история музея началась с самолетов Ан-2. А вертолет просто был передан из училища вместе с другими экспонатами. И звезд на вертолете изначально было одна или две. А остальные просто дорисовал на свое усмотрение специалист-реставратор.
Немного жаль, конечно, красивой городской легенды. Но, как давненько уже сказал кто-то весьма неглупый :-) - истина дороже. Впрочем, увы (или ура!) - в жизни всё не так, как на самом деле.
1609 просмотров  
0
Понедельник, 27 Июнь 2016
 
22:45
Небо - что за болезнь? И за что его любят?
Не всегда и не все объяснить мне могли,
Но тоскуют о нём самолёты, как люди,
Если стало сильней притяженье земли.
(В. Захаров)

Когда-то нас было 3 единицы в Пермском авиаотряде - Ту-134А-3. Сейчас я стою здесь один. На хранении. Никому и низачем не нужный RA 65 064, заводской номер 49886.

Наверное, каждый из моих пилотов называл меня как-то по-другому. По-своему. Для кого-то я был тушкой, или свистком. А может и ласточкой, или туполенком. Но лица пилотов, их радиообмен и тепло рук на штурвалах – все это уже почти стерлось в цепях моей авионики. Все 51000 моих лётных часов и 27700 посадок все больше сливаются в один-единственный круг. Синева неба и зелень земли под крылом. Огни ночных городов и входные огни ВПП. Сигналы ответчика и голоса пилотов в гарнитуре. Все мои 134 лётных часа в месяц и 16,7 рейсов в неделю по 1,8 часов каждый – остались для меня единственным кругом. Прощальным кругом над аэродромом.
И только самые давние события дольше всех бродят остаточными сигналами по моим невесть когда отключенным цепям. Отзываясь в давно заглушенных двигателях тем, что Бескрылые называют болью. Потому что так свежа и остра до сих пор память о дне моего выпуска, когда я, один из 972 собратьев по серии, наконец-то увидел, как велик мир за воротами сборочного цеха Харьковского авиазавода. И память о том дне, когда я впервые коснулся крыльями неба – 7 мая 1977 года. Но все заканчивается рано или поздно. Как и мой сертификат лётной годности. Вот и стою я с августа 2009 года здесь, на хранении. Навсегда на земле. Навсегда без неба. И флаттер его знает, сколько оно продлится, это всегда.

Пожалуй, я давно бы сдался, и умер тихонько, оставив на той дальней стоянке лишь пустое и гулкое тело. Если бы не этот день. Единственный летний день, которого я жду каждый год.



В этот день все происходит как раньше. Суета техников, и вместо до обледенения надоевшей стоянки меня буксируют на ВПП. Еще немного, и… «Савино-Руление, 65 064 разрешите запуск»…

Впрочем, ну что я вру себе, как Бескрылый? Не будет мне никакого запуска. А будет статическая экспозиция на традиционном авиафестивале. Где я стою на военном аэродроме по соседству с его грозными хозяевами. Хоть они и летают, в отличие от меня, но в дни фестивалей им тоже достается.





А я… Я – экскурсионный объект. Нескончаемая толпа, управляемая охрипшими волонтерами, тянется в этот день по моему трапу – от выпуска мне не принять столько пассажиров в свой салон.







Неловкие детские руки дергают мои законтренные штурвалы. Любопытно-рассеянные взгляды скользят по приборам. Нет, ничего не будет, как раньше. Но… все же оно того стоит. Хотя бы ради тех, кто с первого пуска дви… нет, у Бескрылых это называется с рождения, были награждены (или наказаны, флаттер их поймет) сердцами Пилотов. Обычно здесь собирается много таких.



А я еще не порезан на металлолом. Я еще могу слышать, как музыка над аэродромом вплетается в рев турбин и в свист лопастей.













Как танец на земле сливается с танцем в небе

















Что тянет в небо тех, у кого нет двигателя.





И как выглядят Крылья Любви





Жаль, не на сей раз не увидеть мне настоящих виртуозов небесного танца, известных на весь мир. Что ж, я качнул бы крылом тому Су-27, так рано приписанному к Заоблачному Гарнизону. И его Пилоту, ушедшему вместе с ним.

Если бы я летал. Если бы я мог.
Но услышать… нет, не услышать, почувствовать, как чувствовал переговоры экипажа в моем СПУ, как сигналы навигационных и посадочных маяков – те слова и аккорды, которых не понять Бескрылым – я все еще могу.

И могу ощутить, как отзываются они горячей волной в двухконтурных двигателях хозяев авиабазы








И в лопастях боевых вертолетов


И как такой же горячей волной проходят сквозь сердца Пилотов

Даже, кажется, «Эрбасы» и «Боинги» что-то такое чувствуют всей своей лощеной обшивкой. В конце концов, мы, гражданские самолеты - все одного неба. А небо еще не расчертили границами.









А еще сегодня я смог увидеть и небо и землю так, как не видел никогда, за весь срок эксплуатации, до отработки ресурса. И ни один летчик так не видел. Так может увидеть только тот, кто знает, как нужно смотреть. И как показать красоту полета другим. Не зря же он признан лучшим в мире оператором воздушной съемки - летчик 1-го класса Артур Саркисян.



Синева неба и зелень земли. Острые иглы солнечных бликов. Клочья белой облачной пены.



Как, право, жаль, что все это не вечно. И наш полет рано или поздно кончается. Вот так.















Но я еще не порезан на металлолом. Я способен видеть, слышать и чувствовать. Небо над собой и бетон ВПП под шасси. Шаги сотен ног по моему трапу. Тепло маленьких рук, неумело – пока неумело – сжимающих мои штурвалы. Рев турбин, гул винтов и свист лопастей. Песню моторов и музыку сердец. Я обязательно дождусь следующего фестиваля. Клянусь взлетом. Или памятью о взлете...
542 просмотра  
0
Понедельник, 29 Июнь 2015
 
22:51
Сын спросил отца серьезно:
«Что такое самолёт?
Полететь с тобою можно?
Ты возьмешь меня в полёт?»
Сын уснул. Ах, эти дети!
Озадачился пилот:
Как же всё-таки ответить:
«Что такое самолёт?»

Традиционный пермский авиафестиваль в этом году все-таки состоялся! Вопреки и несмотря. Хоть и пришлось сделать его однодневным (кризис-шмизис, и все такое), но все-таки он ПОЛУЧИЛСЯ! Конечно, всяческое бу-бу-бу, о том, что и то-де было не так, и это не эдак, и там организаторы недотянули, и здесь подкачали - непременно бу-бу-бу-будет. Но... впрочем песня не о нём, а о любви :-)
О любви к небу и самолетам.

Попасть на место проведения фестиваля (то бишь, на лётное поле аэродрома "Сокол") мне в этом году удалось гораздо раньше официального открытия праздника. Благодаря так кстати подвернувшейся возможности поучаствовать в рекламной компании авиационной одежды, и фирмы, эту одежду изготавливающей
Спасибо за это Евгению Лебедеву из МФТИ. Тому самому, что в прошлом году организовал для неизлечимо больных небом совершенно феерический УЛЁТный день.
Итак, задолго (очень, надо сказать, задолго) до момента открытия праздника, прохожу через КПП и пост ВАИ. И вот мы на месте.

Выгружаем нелегонькие коробки с этой самой одеждой. Рекламная конструкция (уж не знаю, как она там правильно называется) установлена

Добровольцы на своих местах

А значит, можно спокойно рассмотреть самолеты, стоящие на пока еще безлюдном поле.
Знакомые всем пермякам МиГи

И даже те, что стоят в капонирах, на случай... ну, в общем, на тот случай, которого лучше бы все-таки, не произошло. Именно для этого там они и стоят :-)

Отработавшие свое "граждане"





После окончания летной программы всем желающим будет разрешено подняться в кабину, посидеть на месте летчика (особо продвинутые добираются и до рабочего места штурмана)
Борт Главнокомандующего ВВС, стоящий в конце полосы

И очередной, получивший имя самолет. Вот его буксируют на стоянку

Он занимает свое положенное место. Кстати, ракеты, находящиеся рядом с ним - самые что ни на есть настоящие. Боевые.

До того, как самолет зачехлили, успеваю запечатлеть его имя

А вот он уже под чехлом, ждет своего часа

Увы и ах, поучаствовать в покраске этого самолета мне нынче не довелось. Не всё коту масленица, когда-то и работать надо.
Ну и, конечно же, гвоздь программы - "Стрижи".







Начинается предполетная подготовка









И, почти одновременно - построение гарнизона авиабазы "Сокол"



Открывает праздник бессменный ведущий "Крыльев", - "голос "Стрижей", комментатор полетов и бард Николай Анисимов.

На снимке рядом с ним - Сергей Леонидович Богдан, заслуженный лётчик-испытатель РФ, полковник запаса, Герой Российской Федерации, заместитель начальника лётной службы ОАО "ОКБ Сухого"

"Организовать полномасштабный фестиваль - дело само по себе сложное, устроить его на закрытой обычно территории военной части - еще сложнее. Особенно правильно, что родители приводят сюда своих детей. Увидеть первый раз в жизни настоящий боевой самолет - огромное, подчас определяющее событие. Каким оно стало и для меня" - так оценил Сергей Богдан организацию этого праздника.
Затем к собравшимся обращается Главком ВВС

и даже экипаж международной космической станции

А пока что зрители с волнением поглядывали на небо. Ну да, сплошная облачность с нижней кромкой 300 метров - конечно же, самое то для пилотажной программы :-) Поэтому внимание потихоньку переключается на "земную" часть фестиваля. А в программе этой тоже много интересного. Авиационные песни, исполняемые в этом году не только под традиционную бардовскую гитару, но и под музыку Пермского Губернского оркестра. Реплика в сторону - оказывается, сын "поющей стюардессы" Галины Архиповой (которая вместе с Евгением Калиниченко стала автором Гимна "Крыльев Пармы") пилот Сергей Архипов участвовал в съемке одной из сцен известного фильма "Разрешите взлет". В той самой, где ИЛ-14 с невышедшей стойкой шасси садится на топливозаправщик.
Выступления детских танцевальных коллективов, трюки велосипедистов-экстремалов, и даже... чемпионат по скоростному поеданию сэндвичей. Но все-таки происходящее в небе было куда как интересней. По крайней мере, для меня.
Вот на взлет уходит четверка МиГов. Им предстоит обычный вылет на авиабазу Шагол.
Техники готовят самолеты




Каждый летчик, подходя к своему кораблю (а МиГ-31 - это именно корабль. МиГ-31 – единственный истребитель, который носит название корабль, а летчик командир корабля), "здоровается" с ним,касаясь его рукой.

Затем летчик и штурман поднимаются в кабину



Фонарь закрыт

И техник склоняется к фонарю - один из множества авиационных ритуалов, и одновременно окончательная проверка - все ли в порядке



Рев двигателей все громче. За соплами машин дрожит горячий воздух.

Колодки убраны, и, обдавая нас горячей волной, МиГи рулят на исполнительный.



Взлет



Самолет скрывается в облаках

И на аэродром (точнее, на нас) наваливается ватная тишина. Это на аэродроме-то, до отказа заполненном людьми и самолетами! Просто уши так привыкли к реву двигателей, что все остальные звуки после него кажутся тишиной.
Тем временем погода явно улучшилась. В облаках образовались вполне заметные разрывы, и этим воспользовались парашютисты Уральского поискового авиационно-спасательного центра. Несмотря на изрядный ветер, они демонстрируют прыжки с флагами








с лентами


и одну из сложнейших фигур купольной акробатики - "этажерку"



Но, к сожалению, вовремя обратить внимание на эту красоту успевают не все. Ведущие фестиваля просто не успевают вовремя объявить о переменах в программе, вызванных изменчивой погодой.
Вот над летным полем проходит малая авиация. Самолеты Golf



И знакомый по прошлогоднему фестивалю "крылатый интернационал" - польская "Вильга" и чешский "Бланик". Из-за не самой подходящей погоды, планер просто проходит на буксире за "Вильгой"




Снова взлетают МиГи. Сейчас четверка тяжелых истребителей демонстрирует проход над полосой







Демонстрирует свою работу по тушению пожаров трудяга МИ-8.

На внешней подвеске вертолета - распылительная емкость.

Летчик направляет машину к ближайшему водоему, наполняет емкость водой, и распыляет воду на очаг пожара

Работа эта требует от летчика ювелирной точности движений, твердой руки и железных нервов.
Реплика в сторону - эти же вертолеты во время Чернобыльской аварии распыляли на реактор специальный дезактивирующий раствор. И один из вертолетов разбился, задев за тросы башенного крана. Об этой аварии очень долго не упоминали. Даже когда в Москве открывался мемориал жертвам Чернобыльской АЭС, на митинге говорили о первых жертвах аварии — пожарниках, работниках станции. О том, что там погибли вертолетчики, которые тоже внесли свой вклад в ликвидацию последствий аварии, не сказали ни слова.
Впрочем, интересующийся - да кликнет.
А на летном поле тем временем начинается главное событие фестиваля - выступление "Стрижей". Сначала на доразведку погоды взлетает солист группы Сергей Осяйкин.

И превращает эту, рутинную по сути, операцию, в настоящее феерическое шоу
Уходит в облачную дымку







Расчерчивает небо под нижней границей облачности










Ловит крыльями солнечный блик

Заходит на петлю

демонстрирует перевернутый полет



Солист идет на посадку, и следом за ним готовится к взлету и рулит на старт основная группа







И вот "Кубинская шестерка" в небе





Самолеты перестраиваются в пилотажный порядок "колонна". В отличие от других групп, "Стрижи" ведут перестроение прямо на глазах у зрителей, не уходя с оси пилотажа. Примерно, как если бы в театре Белый Лебедь вдруг стал Лебедем Черным, не убегая за кулисы :-)







Два самолета идут на посадку, и в небе остается знаменитая четверка. "Кубинский ромбик"








Перестроение в "стрелу"





Вихри, срывающиеся с законцовок крыльев

Фирменное кубинское перестроение на петле - самолеты заходят на петлю колонной

перестраиваются прямо во время выполнения фигуры

и заканчивают уже в пилотажном порядке "ромб"

Еще один самолет отделяется от группы и идет на посадку, а в небе остается "тройка"






Программа завершается, и подходит к концу фестиваль.







Ходят такие разговоры, что был он... крайним. Опять же, кризис-шмизис (будь он неладен!) и всё такое. Но так хочется продолжения!


783 просмотра  
+1
Понедельник, 15 Декабрь 2014
 
10:13
— Скажите, эта дорога приведёт к храму?
(из старого фильма)

Вообще-то, я вполне себе агностик. Классический. То бишь, спокойно отношусь к тому, что мир устроен намного сложнее и непредсказуемей и того, чему нас учили в Очень Средней Школе, и того, чему учат в модных сейчас школах церковно-приходских, а такО же духовных семинариях и прочих медресе. Как и к тому, что у каждого из нас, в общем-то, свой Храм. И своя Дорога к нему.
Нынешним летом в Новом Афоне я увидела нестарую еще женщину, ползущую по каменистой тропинке на коленях. И красные пятна на грязно-белых камнях. Объяснили, что эта тропинка называется Дорогой грешников. Чтобы покаяться в грехах, необходимо было забраться по ней к монастырю на коленях. Тогда, дескать, Он простит. Тот, который заповедовал прощать и возлюблять, да. Реплика в сторону: что-то очень уж я сомневаюсь, что Ему, кто или что бы Он ни был, и вправду угодно смотреть на такое. Впрочем, каждый может идти по этой Дороге так, как считает нужным. Главное - не ставить подножки и не пихать локтями тех, кто идет по другим Дорогам. И не пытаться за шкирятник затащить их на свою, самую, конечно же, прямую, и самую, разумеется, правильную.
Ну а мне в честь моей... э-э-э... знаковой даты подарили мою собственную Дорогу. Но не обычную, а… Впрочем, обо всем по порядку.
Случилась тут у меня намедни очередная днюха. Да не простая, а круглая-прекруглая. Вообще-то, я терпеть не могу всякие натужно-казенные словеса, подарки «на отвяжись», и толпу невнятных поздравляторов, коих я сто лет не видела, и ни капли по ним не соскучилась. Напротив, по таковому случАю, *мне кажется, что я уже успел(а) отдать свою жизнь за родину и лежу в гробу*, точь в точь, как герою известной книги. И, слава богу, что подобное если и случается в моей жизни, то очень-очень гомеопатическими дозами. А на сей раз - и вовсе не было. А было самое настоящее чудо в подарок. Совсем другая дорога к храму. К тому храму, который иногда называют Уральским Афоном – Белогорскому Свято-Николаевскому мужскому монастырю. Самая прямая и близкая дорога.
Итак, погода аккурат в мой ДР с самого утра намекает, что у нас все получится. Радуя легким морозцем, и ярким солнцем после недели ранндекабрьской гриппозной хляби и слякоти.

Маршрут согласован, небо открыто. От винта! «Раз наше счастье так летуче – мы разрешим ему полет!»

Дым отечества, в изобилии производимый нашей Очень Большой промышленностью, постепенно сменяется куда более приятными пейзажами









А вот и цель нашего пути.
Сначала чуть заметно, белым на белом, видимая, пожалуй, только тренированному авиаторскому взгляду





Крупнее и ближе



И вот – во всей красе.

Под крылом

Золото куполов сквозь снежную белизну

Восторг крутых виражей




Солнечные блики




Свет и тени под нами



«Курс-капот-горизонт… Следи за высотой, не увлекайся»…

Качание крыльев… Необычный ракурс, снимок будет, что надо…

Я счастлива. Кажется, это и называется счастьем. Тем, которое не завоевывается, не заслуживается, а дарится. Просто так, за просто тАком. Которое не бывает трудным. Не бывает женским или мужским, как раздевалка, сортир или баня. Которое просто бывает.
И, похоже, моя дорога оказалась верной. По крайней мере, для меня. А может быть, и Ему гораздо больше нравится, когда к Нему - не на коленях. А на крыльях. Хоть бы и на крыльях свободнонесущего высокоплана :-) И Он дал мне это понять. Потому что вот это – определенно было благословением.

Чтоб везло и в любви, и в работе,
Чтобы жизнь пролетала не зря…
Чтобы сердце от счастья в полёте
Даже в пасмурный день декабря!
2264 просмотра  
+1
Суббота, 11 Октябрь 2014
 
20:37
Границы? Не видел ни одной.
Правда, слышал, они есть в головах у некоторых людей
Тур Хейердал

Каким Бескрылые видят свой мир? Уж точно совсем не таким, каким вижу его я.









В их мире нет ничего, кроме клочков и обрывков. Ни неба, ни земли, ни маяков, ни ориентиров, ни кренов, ни тангажей, ни курса, ни глиссады. Они даже эфир, и тот не слышат. Так и колеблют воздух на звуковых частотах. Да еще и сперва начнут передачу, а только потом думают, что же хотели передать. Если, конечно, вообще думают. И так – до отработки назначенного ресурса. День за днем и год за годом.
Отцы-конструкторы, да я от такой жизни через сотню летных часов собственный двигатель на взлете бы остановила. Уж лучше стать грудой обломков в руках расследователей, чтобы «…причиной катастрофы… предположительно… техническая неисправность самолета…», чем вот эта их вечная облачность в десять баллов. И вечный попутно-боковой ветер на всех курсах сразу. В конце-то концов, Там, За Пределом, все может оказаться абсолютно по-другому.

Вот, разве что, мой Пилот… Его мир выглядит совсем иначе. Он видит небо. И видит землю. Как я.








Он даже умеет слышать. И понимать. Хоть и не совсем как я. По-своему.

Но он тоже вечно о непонятном. «Нет, сюда нам нельзя. Граница»
«…тогда в следующий раз взлетать будем с Колымы…»

А что плохого в том, чтобы взлетать с Колымы? Как «Эрбас» или «Боинг». Почему, когда он так… колеблет воздух на звуковой частоте…, я слышу в эфире: «You have selected unsuitable area for takeoff»?
Границы…границы… Флаттер их пойми, что это такое. Конечно, я знаю, что такое ограничения. Как знает это любой самолет.
Максимальная скорость 210 км/ч
Практический потолок 4000 м.
Дальность полета 680 км

Свои ограничения – максимально допустимую скорость и величину перегрузки. Свой практический потолок. Ограничения по встречному и боковом ветру.
Ограничений Пилота я не знаю – знаю только, что они существуют. Где-то там, несравнимо дальше моих возможностей. все- таки, он налетал 10000 часов на гражданских, потом на военных, сейчас снова в гражданскую авиацию вернулся. А я... я вполне себе мирный самолет.






Но… границы? Их не видят даже сами Бескрылые. Ни в небе, ни на земле. Не видят, но рисуют на полетных картах. Говорят, что на земле они нарисованы кровью. Да уж… если я не замечаю таких линейных ориентиров, то мое место давно уже на свалке металлолома.
Сегодня мы летим туда, где Бескрылые воевали. Именно за эти самые границы. Что они там не поделили? И стОил ли всего этого странный кусок земли, негодный даже для стоянки, не то чтобы для ВПП..?







Закрылки во взлетном… гул моего двигателя привычно сливается с песней души Пилота.

Так бывает не у всех. У немногих. Нам повезло с Пилотом – мне и «Форсажу». Хоть он и не самолет, а тряпка, а вот поди ж ты – песня о нем есть, и не одна. А я… что ему я - сел, зарулил, и прощевай до следующего взлета. Только техник душу тронет отверткою в промасленных руках...
Впрочем, этот мир сконструирован так, как сконструирован. И не нам менять его рабочий проект. Земля под крылом и небо над нами. Вполне хватит для счастья нормальному самолету без реактивных амбиций.









Даже в неловких руках курсанта, неумело сжимающих мою ручку, есть своя прелесть.

На безопасной высоте можно. Да и вообще, все не так уж плохо – по горизонту держит, да и с курса не сбились.
И нет границ. Нигде. Ни на земле, ни в небе.








Только город под нами. Опустевший город. Когда-то в нем кипела жизнь, а теперь - вечная тишина. Такая тишина, что местные жители только лишь по отдаленному звуку могут определить, что происходит на соседних улицах. Такая тишина здесь уже очень давно. С войны….













«Здесь мой дом… Здесь был мой дом!..» Воспоминания Пилота пронзают меня. Словно внезапным перебоем в работе двигателя…частыми ударами по фюзеляжу… предсрывной вибрацией… Пока мы в небе – мы с ним одно существо. Мои крылья и его воля. И его боль - это и моя боль.

Качание крыльев… Приветствие?.. Или дрогнула рука? Кому мешал его дом? И этот город? Кому понадобилась эта мертвая тишина? Может быть, об этом знают СУ-25? Ну да, уж они-то мне ответят, только появись моя отметка на их локаторах. Так ответят, что мало не покажется. Всем боезапасом своей гастовской пушки сразу. И ракетами добавят. А L-39 просто промолчат, даже если и знают.

Мы с ними на разных частотах, и нам не услышать друг друга.
Может быть, об этом знал Як-40, который помнил ту войну. Но… мы не как Бескрылые… Мы не можем жить, не летая… И его душа осталась навсегда заперта в этой пустой и гулкой груде металла. Он так и не стал частью другого самолета, а остался тихо гнить на вечной стоянке






Да и какая, собственно, разница? Так ли уж мне важно, что такое эти самые границы? Немногое осталось от тех, что их защищали…






Но память осталась. А значит там, в заоблачном гарнизоне, все также в вечной первой готовности они и их экипажи. Наверное, там всегда миллион-на-миллион. И нет ни гроз, ни болтанки. Сухая и ровная ВПП и, конечно, никаких птичьих стай. Но я точно знаю, что огонь костра на берегу, песни Пилота, и тепло сердец его друзей – могут быть только здесь.




Как и вечный Букет Абхазии в моих шасси

Наверное, это и есть кусочек счастья. Даже не кусочек, а очень-очень большой кусок.
Ну а границы…Их не видно сверху, но они существуют, разделяя цивилизации и людей... Нет на земле никаких линий, начерченных кровью, а есть только брошенное кем-то из Бескрылых в эфир: «I am lost. I have spatial disorientation…» Сложно, в общем, все это... Как в облаках с отказавшим авиагоризонтом...
953 просмотра  
0
Понедельник, 8 Сентябрь 2014
 
11:26
Непростая работа у пилота «Бостона»
До кровавого пота, до десятого стона
Нет бесплатной победы – есть простые законы
Мы бросаем торпеды, нас грызут «Эрликоны»
Арифметика боя: мы бомбим, нас сбивают
Хорошо, если двое из пяти выживают…

«…20 июля 1944 года самолет А-20-G №м39853, принадлежащий 4 Военно-морскому авиационному училищу ВВС ВМФ прибыл на морской полигон г. Гудаута на топ-мачтовое бомбометание бомбами ФАБ-100 с взрывателями АВ-87 с замедлением 7 секунд. Сделал первый заход, холостой на высоте 70 метров. После чего построил нормальный маршрут на высоте 100-150 метров. При проходе самолета над щитами был замечен белый дым с обеих сторон гондолы правого мотора. На третьем развороте самолет стал снижаться, на высоте 30 метров вышел из крена, и продолжая снижаться с углом 10-15о врезался в воду на расстоянии 1,5-2 км от берега. Через 3-4 секунды появился столб воды высотой 20-30 метров. При подходе катера на воде членов экипажа не оказалось, плавали отдельные части самолета. Самолет и моторы затонули…»
(по данным ФГУ «Центральный архив Министерства обороны РФ»)

Вот и все, что осталось от троих курсантов. От трех так и не успевших толком начаться жизней. Столб воды несколько обломков. Все остальное оказалось похоронено в морской глубине почти на семьдесят лет.
И только два года назад на траверзе Нового Афона на удалении 3 км от берега рыболовецкое судно случайно зацепило ловчими снастями самолетный винт. Капитан корабля сразу же сообщил о находке начальнику Сухумского аэропорта, с которым они были знакомы еще с войны.
Реплика в сторону: «С войны»… той, что пришла на абхазскую землю в конце прошлого, двадцатого века. Почти через три тысячелетия после того, как кто-то весьма неглупый сказал людям: «Не убий».Жаль, что Он так и не оставил им заповеди «Поумнейте!» Впрочем, результат, скорее всего, оказался бы тем же самым…
Далее об этой находке рассказывает начальник Сухумского аэропорта В.А. Эшба

Эшба Вячеслав Ахметович
1948 года рождения, родился в с. Дурипш
Директор Республиканского унитарного предприятия "Международный аэропорт Сухум" им В.Г. Ардзинба. Летал на Ан-2, Ан-24, Ту-134А, Ту-154, Як-52, Л-39, Вильга-35А, Ми-8. Был министром обороны РА, командующим ВВС РА

«… Мы во время войны там потеряли ЯК-52. На нем летал летчик, Герой Абхазии, и он был сбит там. И они подумали, что это винт от его самолета. А мы останки летчика не нашли, вообще ничего не нашли. Я туда приехал, говорю, давайте, буксируйте его. Они говорят, что он тяжелый. Тогда я понял, что это не ЯК-52 – у него деревянный винт. Мы его привезли, обработали реактивами и увидели трафарет. На трафарете был обозначен заводской номер. Эти данные позволили установить тип и происхождение самолета. Это был один из 80 самолетов, переданных СССР по ленд-лизу. В основном они использовались, как торпедоносцы и бомбардировщики в Черноморском флоте.
Мы начали делать запросы в Центральный архив ВВС, и Министерство обороны. К работе подключились Центральный архив Министерства обороны РФ и даже управление ФСБ Краснодарского края…»

Полностью выяснить судьбу самолета и его экипажа удалось только через два с половиной года.
Курсанты училища погибли при отработке бомбометания. Произошло это в июле 1944 года. Отказ правого двигателя. Экипаж успел еще доложить об отказе. Спастись не смог никто. Ни останков летчиков, ни обломков самолета так и не нашли.
Демографические данные экипажа:
1. Курсант-летчик Гусев Владимир Михайлович, 1923 года рождения, уроженец г. Моршанска Тобольской области
2. Курсант-штурман, сержант Беляев Иван Федорович, 1924 года рождения, уроженец с. Никольское Шебекенского района Курской (сейчас Белгородской) области
3. Курсант-радист сержант Обрубов Александр Николаевич, 1926 года рождения, уроженец с. Шигоны Шигонского района Куйбышевской области.
(по данным ФГУ «Центральный архив Министерства обороны РФ»)

Поисковики из известной группы «Красная звезда» неоднократно пытались найти родственников погибших курсантов. Сообщалось о них и в телевизионном репортаже. Но никто так и не откликнулся. Молодые ребята, ушедшие на войну двадцатилетними, скорей всего, так и не успели обзавестись собственными семьями.
По словам специалистов-историков, эта находка может оказаться далеко не единственной. Именно на этом участке моря находится большое скопление обломков самолетов времен Второй Мировой войны. Пока неизвестно, принесли их сюда морские течения, или здесь шли воздушные бои. Неподалеку от этого места недавно нашли штурвальную колонку еще одного самолета. Тип его пока что не установлен.


Но время и море не пощадили ее

А год назад в районе одного из перевалов Псху были найдены обломки ПО-2. Этот По-2 шел с перевала, и. видимо, как говорят очевидцы, летчик был ранен терял сознание и пытался из последних сил пройти над этим перевалом.
Так что работа будет продолжаться.


Потому что война не закончена до тех пор, пока не похоронен ее последний погибший солдат.
951 просмотр  
+3
Понедельник, 28 Июль 2014
 
13:04
Меняется всё. Техника, моды, календари. Но быт и нравы аэродрома - всегда неизменны. Должно же в этом мире оставаться хоть что-то постоянное.
891 просмотр  
+3
Суббота, 5 Июль 2014
 
21:59
На следующий день фестиваль продолжился на аэродроме Фролово – в мире парашютистов и малой авиации.
Прозвучали примерно те же официальные поздравления




Вновь на экране появился экипаж МКС.


А после, собственно, все и началось
Открыли праздник, как водится, парашютисты.






Прыжки с флагами




с лентами




с дымами




На летном поле за заграждением ждет своего часа авиатехника.
















Мой несколько пристрастный взгляд сразу же цепляется за хорошо знакомый Стинг.




И его неординарного пилота






Отдельной группой собираются авиамоделисты




А вот и редкий в наших краях представитель безмоторных СЛА – дельтаплан (не путать с дельталётом!). Сиречь, летающий змей Рогалло


И его владелец, выглядящий почти инопланетным существом в своей подвеске «кокон»


Конечно же, у меня при виде этого аппарата мгновенно сработал самый мощный из моих патологических рефлексов – Рефлекс Залезания Куда Не Надо Только Можно:-)









А тем временем флаги, ленты, дымы и разноцветные купола парашютов по-прежнему расцвечивают небо.







Парашютисты выстраивают в небе «Этажерку» - одну из сложнейших фигур купольной акробатики. На снимке видно, как верхний парашютист держится ногами за стропы того, кто ниже




Парашютисты заканчивают свою программу, и на старт выруливает ЯК-52.




И пилот начинает начинает… нет, работой это назвать нельзя. Потому как работа - это, все-таки, нечто от слова раб. А то, что мы увидели, было гимном свободному полету.

















Затем начинаются полеты сверхлегких аппаратов. Свои возможности демонстрируют легкие самолеты самых разных конструкций
















Вот два самолета работают в паре






Ведомый "присосался к крылу"




А вот роспуск "Карусель"


Дельталеты демонстрируют, на что они, иногда снисходительно называемые «тряпочной авиацией» или «тряпкокрылыми» (да простит меня «Форсаж», если СЛЫШИТ, и его владелец, ежели прочитает :-)) - способны в истинно умелых руках.
Короткий разбег и стремительный взлет


Посадка с заглушенным двигателем (типО, отказал)



А когда дело доходит до «виражей вокруг столба», то вместе с восхищением меня накрывает и волна стыда. Потому как… «нам всей Пицунды едва хватило, чтобы сделать разворот…» :-) ПОНИМАЮЩЕМУ – достаточно. А прочим – и не надо :-)










Реплика в сторону – оказывается, эти несерьезные вроде бы с виду машинки, не так давно участвовали в зелО серьезных делах. А точнее, в учениях ФСБ. Именно на этих аппаратах пытались проникнуть в район ПНОСа условные диверсанты. Впрочем, условный противник оказался, как в известном фильме, условно сбит, и все закончилось так, как надо.
Маленький «глазастый» вертолетик, действительно похожий на стрекозу


Тем временем, на посадку заходят еще два самолета – гости из Башкирии с уфимского аэродрома Первушино, отлично известного всем СЛА-шникам.




Ведущий объявляет, что они подготовили хозяевам фестиваля некий сюрприз. Заинтриговал-с!


Впрочем, окраска одного из самолетов… кагбэ намекает.




Взлетают Автожиры. Эдакие гибриды самолета с вертолетом, совмещающие в себе не то достоинства, не то недостатки обоих :-) В воздухе эту странноватую машинку держит несущий винт, с виду такой же, как и у вертолета. Но вращается он не от двигателя, а в режиме авторотации (сиречь свободно, под действием воздушного потока). А за движение отвечает тянущий или толкающий маршевый винт.







Автожиры демонстрируют, на что они способны.
Но, в авиации. повторюсь, бывают всякие «вдруг». И повнезапней, чем в самых закрученных романах.








Впрочем, все закончилось благополучно. Дело обошлось сломанной лопастью несущего винта, и, подозреваю, весьма цветистыми монологами пилота и РП.


Следом к взлету готовится «интернациональная» пара. Польский самолет «Вильга» поднимает в небо чешский «Бланик». Есть такой популярный среди планеристов анекдот: «Корреспондент спрашивает блондинку – пилотессу планера (ох уж эти блондинки!): «Скажите, а что Вас тянет в небо?» На что она ему простодушно отвечает: «Буксировщик!». Вот он, во всей красе, ответ на вопрос, что же все-таки тянет в небо планериста.










Аэропоезд набирает заданную высоту. Отцеп – и «Вильга» идет на посадку, а пилот планера демонстрирует восхищенным зрителям все возможности своего аппарата. Просто не верится, что такое возможно проделать без двигателя, опираясь только на воздушные потоки.


















А вот и обещанный сюрприз. Знакомый всем по военным фильмам и хроникам голос Левитана объявляет, что «…сегодня, двадцать второго июня… без объявления войны…» И над враз притихшим аэродромом, внезапно выныривая из облаков, проносится самолет с черными крестами на крыльях






Навстречу ему взлетает… ну, пускай «Ишачок». Не ждем же мы, в самом деле, что на сцене все-все должно быть настоящим – и жемчуг в первом действии, и яд в последнем :-)




Под несущиеся из колонок звуки пулеметной стрельбы, и отрывистое: «Прикрой! Атакую!» – «Zum Angriff!» начинается воздушный бой. «Чертим в небе пасторально неевклидовые грезы… Перемешаны сакрально их кресты и наши звезды…».








Странно, что бой идет почти исключительно на виражах. «Мессер» не делает ни малейшей попытки затянуть «Ишачка» на вертикаль, чтобы в полной мере использовать свое преимущество.










Впрочем, возможно, в небе оказался вовсе не прошедший Испанию эксперт из какого-нибудь «Кондора», а совсем зеленый новичок, вчерашний выпускник авиашколы в Гатове. Восточный фронт ведь поначалу считался чуть ли не увеселительной прогулкой. Где же еще новичку набираться опыта?



И все заканчивается так, как должно было закончиться. За Мессершмитом тянется белый туманный шлейф – очевидно, пробит радиатор.


А значит двигатель вот-вот заклинит, и самолет войдет в свое последнее пике. Пилот Мессершмита изо всех сил пытается набрать высоту, пытаясь уйти к своим, или, хотя бы, надеясь спастись на парашюте.

В любом случае, война для него закончилась. А самолет ВВС РККА крутит традиционную победную "бочку" над аэродромом


Заканчивались бы так все войны

И вот - кульминация авиафестиваля. На ось пилотажа заходят "Стрижи"
Начинает программу солист группы










В верхней точке этой фигуры самолет "зависает". Скорость - ноль! Знаменитый "Колокол". На грани (и даже, ИМХО, чуть-чуть за гранью) возможного. И для человека, и для самолета.


На нынешнем авиафестивале ВПЕРВЫЕ В РОССИИ удалось установить прямую трансляцию из кабины самолета на экран, установленный на сцене. Отдельное спасибо за это Артуру Саркисяну - одному из лучших в мире операторов воздушной съемки
На экране отлично видно, как меняются местами земля и небо за спиной летчика

И до какой степени точны и выверены не только его движения, но даже направление взгляда

Над аэродромом проносится знаменитый кубинский ромб.

Хорошо заметны белые струйки тумана, срывающиеся с законцовок крыльев. Это признак добросовестной работы: "Вижу, что старался - со струями крутил" Срывные жгуты - воздушный поток, срываемый с консоли крыльев при энергичном маневрировании самолета.




Тем временем группа перестраивается в пеленг.

Затем возвращается к своему "фирменному пилотажному порядку "ромб". В отличие от прочих пилотажных групп, "Стрижи" выполняют все свои перестроения не уходя с оси пилотажа, то бишь, прямо на глазах у зрителей. Да, это сложно. Но как это красиво!




Группа демонстрирует перевернутый полет


И ту самую групповую "бочку", которую считал невозможной даже заслуженный летчик-испытатель СССР Виктор Пугачев. Как сказал Николай Анисимов, комментируя выполнение этой фигуры, летчик был настолько уверен в невозможности чего-то подобного, что пообещал, "положить шлем на бетонку" (то бишь, уйти из авиации), в случае, если кто-то с этим все же справится. Никуда он, конечно, из авиации не ушел, но, по словам Анисимова "ящик шампанского мужикам выставил". И вправду, "...сколько вещей считались невозможными до тех пор, пока не были осуществлены..."


Работа "Стрижей" продолжается






Группа выстраивается в пилотажный порядок "Стрела" (напомню, все перестроения идут на глазах у зрителей)




Затем - в плотный ромб, называемый еще безинтервальным строем. Самолеты располагаются в этом строю так близко, что, если смотреть с земли, между их крыльями просто нет расстояния.


А вот и совершенно уникальный элемент - перестроение на петле.
Сначала самолеты выстраиваются в пилотажный порядок "Колонна"

Заходят колонной на петлю Нестерова

И перестраиваются прямо во время выполнения этой фигуры

А заканчивают уже привычным ромбом

А после завершения программы, прямо из своего самолета, по трансляции, к зрителям обратился ведущий. В общем-то. самые обычные слова. Но по дыханию летчика было понятно, чего стОит вот эта легкость и слаженность небесных танцев тяжелых боевых машин.
Реплика в сторону: в отличие от прочих пилотажных групп, "Стрижи" летают на самых что ни на есть настоящих боевых самолетах. С неснятым вооружением. И в любой момент способны применить все эти смертоносные игрушки по назначению. И с толком применить. Хотя, лучше не надо! Да, за тонкими красными линиями на карте это видят. Да, потихоньку начинают уважать, и даже чуть побаиваться. Но лучше бы, все-таки, обходиться без... э-э-э... последних доводов.
Ну а в заключение фестиваля ведущий пообещал, что на следующий год мы, возможно, увидим в пермском небе знаменитый "Кубинский бриллиант" - девятку в едином строю. На самолетах разных типов и размеров - пять тяжелых истребителей Су-27 «Русских витязей» и четыре легких фронтовых истребителя Миг-29 «Стрижей». Так что есть весомый повод дожить до следующего фестиваля. :-) И верить, что продолжение следует.
785 просмотров  
+3
Среда, 2 Июль 2014
 
23:09
Очередные Крылья Пармы состоялись. И даже успели кому-то не понравиться. И сердечек-то в небе не нарисовали, и в пробках пришлось постоять, и вообще бу-бу-бу… Впрочем, на вкус и на цвет…
Первый день фестиваля был, в общем и целом, изрядно похож на прошлогодний. Народ потихоньку собирается на летном поле аэродрома Сокол.




Самолеты уже обреченно ждут того момента, когда маленькие и взрослые дети (а на такого рода событиях все мы без исключения становимся немножко детьми, сколько бы бесплатных круизов вокруг Солнца не было у нас за плечами) облепят их со всех сторон, как мухи… ну, в общем, варенье :-) И начнут с восторгом ощупывать их со всех сторон, залезать всюду, куда можно (а можно в этот день куда угодно), фотографироваться на крыльях и в кабинах.








Грозные, но привычные пермякам МиГи








Отслужившая свое «Тушка»


Оранжевый вертолет


И особняком, как и положено серьезным самолетам, знающим цену и себе и своим уникальным пилотам – МиГ-29 пилотажной группы «Стрижи»














И, как обычно, над всей этой мечтой авиаманьяка, в гул прогреваемых движков вплетается самая что ни на есть авиационная музыка.



Бессменный ведущий Николай Анисимов открывает мероприятие


Со сцены звучат обычные, в меру официальные приветствия.




Среди приглашенных на нынешний фестиваль – космонавт Павел Виноградов.




Кстати говоря, довольно непростой судьбы человек.
Но как правило, там, где собираются люди летающие (равно, как и просто неизлечимо больные небом), время казенных фраз и официальных словес обычно заканчивается очень быстро. И вот над аэродромом вновь звучат песни. Уже со сцены, и в живом исполнении. Наверное, не зря среди пилотов так много бардов. Профессия располагает






Участников фестиваля приветствует экипаж Международной космической станции. Пусть звук оставляет желать лучшего, и изображение временами идет рябью – но приветствие из космоса не может не радовать.




Вот детям и взрослым наконец-то разрешили полазить по всамделишным большим самолетам.






И даже подняться в кабину «Тушки»


Затем народ вновь отправляют за ограждение. Столь важное событие, как присвоение имени самолету не терпит суеты.








Хвастаюсь – в этом году мне довелось поучаствовать в подготовительных работах. И даже случайно подслушать, что же думает по этому поводу сам виновник торжества. Наверное, мы с ним одной крови.
Тем временем, над Соколом пролетают Су-24 с авиабазы Шагол




А гражданский аэропорт живет своей жизнью. «Там мирный КВС с утра до ночи несет людей в Анталию и Сочи…»














Наконец, дождавшись перерыва в полетах "граждан", выруливает на старт и взлетает пара МиГов. Их рев не только слышен, но и ощутим.










И отлично различимо пламя, вырывающееся из форсажных камер


Сделав круг над аэродромом, МиГи благополучно приземляются и заруливают на стоянку.








Но в авиации, как и в романах, иногда случаются всевозможные «вдруг…». Именно на этот случай и существуют поисково-спасательные отряды. Вот так выглядит их работа.






Куда там Джеймсу Бонду, браво спускавшемуся с вертолета в деловом костюмчике с галстуком. Здесь все взаправду.
А вот когда на взлет пошли «Стрижи», моя фотокамера злокозненно мигнула красным огоньком полной разрядки батареи. Что ж, как известно, «все будет так, как должно быть, даже если будет иначе». И я просто смотрела и восхищалась. И расчерчивала небо вместе с ними. Зная, что впереди еще второй день авиапраздника. И новые полеты. И тогда точно свет будет мягким, рука – твердой, а объектив… э-э-э… объективным :-) Потому что такие моменты все же должны оставаться и в нашей собственной и в цифровой памяти. Забегая вперед, скажу, что второй день был. Назло всем отвратительным прогнозам погоды и штормовым предупреждениям. И «Стрижи» остались на карте памяти моей камеры, смею надеяться, во всей красе.
А закончился этот авиаманьяческий день замечательным концертом авиационной песни, тоже потихоньку становящимся традиционным для нашего города. И «премьерой» песни Николая Анисимова, посвященной нашей пермской авиабазе «Сокол», и нашим МиГам.

Прошу прощения за качество – запись сделана на концерте, паршивеньким диктофоном. К сведению особо законопослушных – авторские права не нарушены. Автор и исполнитель в курсе публикации. И был очень даже за.
А назавтра последовало продолжение. На смену «небесным кораблям» пришла малая авиация.
961 просмотр  
+3
Понедельник, 30 Июнь 2014
 
22:36
The sky above
The sky below
Plane
I plane


Кто я… Или что я такое… Наверное, каждый из нас, еще когда был в чертежах ОКБ Микояна, пытался это понять. Вначале приходит память инженерного проектирования. Ворох листов бумаги, перечеркнутых, порванных и смятых. Я – тысячи цифр и переплетение линий.
Вокруг меня серые стены. И ветер… мертвый, искусственный ветер. Я – модель из дерева и металла.
В гулком цехе завода приходит память той стали, из которой я состою почти наполовину. Это память о пламени горна. О звоне клинков. О несокрушимости вражеского щита. О разрубленной броне. Я – оружие.



Но память моего титана – это память о свободном полете. О том, как я лечу в стратосфере, обгоняя голос своих двухконтурных двигателей на форсаже. Как обжигает мою обшивку разрезаемый воздух. Следы ожогов будут видны Бескрылым, когда я снова окажусь на земле. Я – Крылатый.






Просыпается память моей РЛС, позволяющей за 300 километров от меня увидеть с десяток целей одновременно, и сообщить о них другим, таким же, как я, или Бескрылым, сидящим под землей. Память моих ракет, безошибочно влекомых теплом чужого двигателя.



Память гатлинговской «карусели смерти» - моей шестиствольной пушки с боекомплектом в 260 снарядов.
Следом, уже на заводских испытаниях, приходит память о мировых рекордах…
Достигнутая высота полета с полезной нагрузкой 1 000 кг и 2000 кг 21 695 м
Время достижения высоты 3 000 м без груза, с грузом 1000 кг и с грузом 2000 кг 1мин 22 сек
Время достижения высоты 6 000 м без груза, с грузом 1000 кг и с грузом 2000 кг. 1мин 50 сек
Время достижения высоты 9 000 м без груза, с грузом 1000 кг и с грузом 2000 кг. 2 мин 22 сек
Время достижения высоты 15 000 м без груза, с грузом 1000 кг и с грузом 2000 кг. 7 мин 37 сек
Время достижения высоты 20 000 м без груза, с грузом 1000 кг и с грузом 2000 кг. 8 мин 23 сек
Время достижения высоты 12 000 м с грузом 1 000 кг и с грузом 2000 кг. 5 мин 52 сек

А еще была высота - 37 650… Но это после…
И память о тех экипажах, чьи жизни стали платой за мои крылья. Первым был экипаж Александра Васильевича Федотова и штурмана-испытателя Валерия Сергеевича Зайцева. Мы срываемся в штопор сразу, не предупреждая вибрацией…
Я – МиГ-31. Изделие 83, самолёт Е-155МП, по кодификации НАТО: Foxhound — лисья гончая) — двухместный сверхзвуковой всепогодный истребитель-перехватчик дальнего радиуса действия.
Я – борт 06. Я оружие. Когда-то, когда Бескрылые воевали только на земле, они любили давать своему оружию имена. Сегодня особенный день для меня. Сегодня я перестану быть просто безымянным бортом 06. Сегодня я получу имя.
И вот меня уже буксируют в ТЭЧ.








По мне, так отвратительней этого места может быть разве что, свалка металлолома. Хотя… бывает кое-что и похуже. К примеру, навечно застыть под взглядами Бескрылых вот в эдаком виде. Бывшим самолетом, а ныне куском металла, потерявшим себя. Отцы-конструкторы, ну за что…


И вот я стою среди старых бортов, уныло скрипящих о своих неисправностях.






И среди раскуроченных двигателей












Пока Бескрылые готовят все необходимое, их Птенцы забираются по стремянке в мою кабину. Они еще не научились, или уже разучились… как это называется, когда техник только заправляет тебя перед взлетом, а ты уже горишь сбитым на земле… да, у Бескрылых это называется «бояться»






Впрочем, лезут туда не только Птенцы. Оказывается, в этой компании Бескрылых, что пришли дать мне имя, есть и те, кто были наказаны (или награждены, флаттер их поймет) сердцами Пилотов








И вот мои воздухозаборники измерены до последней заклепки. Намечено место, где напишут мое имя.


















Заодно и обновят мои бортовые номера


Надо же – они не пожалели для такого дела даже священной для них жидкости. Какая-то бурда, отдаленно похожая на то, что залито в мою гидросистему.








На мой металл ложатся первые слои краски.






Теперь можно немного отдохнуть. Я не подключен к питанию, но каждой своей заклепкой чувствую повисшее в воздухе напряжение. Хотя, с виду вокруг все как всегда.








По соседству с нами садятся и взлетают неторопливо-солидные «граждане»




И не только граждане








Что-то происходит, на пределе обнаруже...
«Тревога! Всем экипажам занять готовность согласно боевой плановой!» «Всем запуск!» «На исполнительный!»
Значит, я уйду в полет вот таким, как сейчас.


Да уж, вид… Грозный. Все враги точно умрут от страха. Или от смеха. Ну и… попутно-бокового им на посадке. Я уже ЗНАЮ свое имя, и это главное. Обшивкой почувствовал. А когда вернусь – его смогут увидеть все, кто вообще умеет ВИДЕТЬ. Я ведь обязательно вернусь, правда? Я просто не могу не вернуться!
950 просмотров  
+4
 


За последние сутки на сайте:
Новостей: