наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть

Читайте лучшие новости

где вам удобно

Сделать стартовой

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

 

Держитесь подальше от людей С ПРАВИЛАМИ. Потому что ПРАВИЛА им дороже,чем люди

Аватар qualle
карма
0,9
 
  метки записей:
 
2020
Январь
пн вт ср чт пт сб вс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
В общем, вот такой вот
пример бытового не
свинства даже, а...
оч.хочется покрепче
выразиться - чего
именно
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
Единственный надежный
метод заработка в 2017
году, который позволяет
легко и непринужденно,
при помощи своего
интернет соединения
зарабатывать от 6000...
[girl2] - Обалденная
идея, мне очень
нравится. Я бы
посоветовала в моем
родном городе открыть
подобные трамваи-кафе
(можно продавать кофе,
на манер фр...
Обыкновенные трамваи и
я не оч. жалую. Но...
трамвайный трактир (или
это трактирный
трамвай)... Ну как тут
можно пройти мимо?
Возле Речного вокзала
Техника не то чтобы
совсем уж ах - Nikon
COOLPIX Р510. Кстати,
фотки на мое ИМХО,
несколько излишне
осветлены оказались -
перестаралась при
обработке...
Кофе люблю, трамваи -
нет
Это в каком месте можно
увидеть в Перми?
Хорошие фотки. Что-за
технику использовали?
Или просто телефон?
44 записи по метке Интересности
Среда, 3 Август 2016  RSS-лента записей блога
 
21:40
Запру на ключ души глухие двери.
Ключи одни и только лишь мои.
Зачем вам знать: какие там потери?
Зачем вам знать: какие там бои?

Хороший день! Вижу вас, как наяву! Итак, приключения леди Теххи Шекк продолжают продолжаться! Один осколок чужой жизни уже намертво застрял во мне, совсем как меч Короля Мёнина в груди Сэра Макса. Или, скорей уж, как знаменитое шило в не менее знаменитой заднице Сэра Мелифаро.

Хвала Магистрам, у меня, как, впрочем, у всех уважающих себя газетчиков, полным полно странных знакомых во всех Мирах.

И кое-кто из муракоков согласился помочь мне войти в самую страшную Дверь в Лабиринте. Причем, не только войти, но и выйти оттуда живой. Видите ли, муракоки верят, что живут в нескольких телах, в разных Мирах — причем одновременно. Иногда они — разные люди, а иногда — один человек.
Их жизни перемешались в одну густую кашу, так что все, что происходит с их двойниками, рано или поздно случится и с ними. Или уже случилось когда-то. Просто они, муракоки, никогда не знают, в какую сторону течет для них время…

Разумеется, и в Мире Паука, хоть и с некоторым трудом, но отыскалась парочка таких. Повинуясь их немногословным командам, я становлюсь между ними.

И отвожу взгляд. Потому что, если напряженно смотреть в глаза чуду, оно может смутиться и не произойти. Просто потому, что наши глаза не так уж привыкли к чудесам... Зато в ушах у меня начинает звучать и кружиться музыка. И мир кружится вместе с ней

А потом я замечаю, что стою на лесной тропинке, и мои руки сжимают пустоту.



Музыка продолжает греметь. Только это уже совсем другая музыка.

И совсем-совсем другая я.

Меня разбудил негромкий бубнеж замполита, вполголоса читавшего сегодняшнюю сводку.

Я потрясла головой, отгоняя остатки ярко-липкого сна, так похожего на явь.
Незнакомый… нет, наоборот, удивительно знакомый город. Узкие улочки, петляющие между роскошными садами. Пестрые квадраты прозрачного света: желтого, розового, зеленого, лилового. Широкий проспект, по обеим сторонам которого мерцают разноцветные огоньки в окнах крохотных магазинчиков. Впрочем, на самом деле это вовсе не проспект, а один из множества мостов, соединяющих левый берег этого удивительного города с правым. Лунные блики на воде, прямо между домами. И странный парень в черном плаще с огромными золотыми кругами на спине и груди, обнимающий меня за плечи…
Чего только не приснится после целого дня нескончаемых проверок документов, и поиска дезертиров, или, того хуже, диверсантов, среди толп беженцев, уныло тянущихся на восток. И кружки паршивой спиртяги, залпом заглоченной на ночь, чтобы хоть ненадолго заснуть. Хорошо еще, что не забрел в мой сон тот мужик в мешковатой форме с чужого плеча, и с сорванными петлицами… Не надо о нем. Все равно фронтовая газета этого не напечатает. И правильно, кстати… В общем, не надо.

Сегодня, 31 июля 1942 года, в районе юго-западнее Клетской наши войска, отбивая атаки немцев, нанесли войскам противника большой урон. Только на одном участке за последние дни уничтожено 120 танков и свыше 2.000 солдат и офицеров противника. В районе населённого пункта Р. группа немецких танков прорвалась в расположение нашей части. Наши танкисты мощным контрударом подбили 12 танков и отбросили противника. Немецкое командование стремится прорвать линию обороны советских войск и бросает в бой свежие подкрепления. На одном из участков гитлеровцы послали в бой стрелковую бригаду финнов, поддержанную немецкими танками. Наши бойцы отбили атаку и уничтожили несколько сот белофиннов.
На других участках фронта существенных изменении не произошло.


Существенных… не произошло… Здесь вообще ничего не меняется.



Вот уж третьи сутки сижу я вместе с заградотрядом у этой разбитой в кашу дороги. С того самого приказа «ни шагу назад!» стоят они в тылу полка, закрепившегося на безымянной высотке. Редактор фронтовой газеты сам привез меня сюда, чуть ли не сразу после того, как отправил в набор номер с этим приказом.



- Ты так напиши, чтоб поменьше чуши болтали о заградотрядах. – сказал он мне на прощанье. – А то чего только я про них не наслушался. То, дескать, по своим палят, то... э-э-х… Видно было, как затолкал он обратно в глотку крепкое словцо, некстати вдруг вспомнив, что стоящий пред ним корреспондент – все-таки женщина. Хоть и в обтерханной гимнастерке не по росту и без петлиц.
Окончательно привело меня в себя раздавшееся невдалеке пофыркивание мотора армейского «козлика». Это двое разведчиков везли в штаб захваченного немецкого офицера. Лица конвоиров были покрыты пылью и копотью, сухие губы потрескались до крови.

- Кончай канителиться, особист! – Похоже, старшему из разведчиков было плевать и на цвет петлиц нашего командира и на кубари в них. - Немцы… Там, позади фронт прорвали. Скоро здесь будут… Гражданские там идут, следом за нами. И из соседнего полка, кто остался. Раненых много. Вызывай артиллерию, если жить хочешь.



Действительно, сквозь клубы пыли на дороге показалась пестрая толпа.

Беженцы вперемежку с отступающими.

Топот сапог. Сдавленные всхлипывания женщин, стоны и матерная ругань





Холеный мужик с простреленной ладонью – к бабке не ходи – дезертир. Даже мне понятно.



Впрочем, наш командир горазд не только документы проверять. Быстро и без суеты подкатывает полуторка, тянущая на буксире сорокапятку.

Бойцы сноровисто выкатывают орудие на позицию, забрасывая свежесрезанными ветками для маскировки.

Тем временем, в кузов полуторки торопливо грузят раненных и гражданских. Туда же усаживают и арестованного дезертира с конвоем.





И вот тут-то и начинается. Feld Kanone, снова появившиеся у фрицев, после того, как наши хорошо пощипали их под Москвой, шарахают по высотке, не жалея снарядов.



Полуторке чудом удается прорваться между разрывами.

Не успевает рассеяться дым, как вдали слышится тарахтение мотоцикла.





Следом за ним из-за стены удушливого дыма выползает серая коробка броневика.



Горохом сыплется с брони десант.



Стрельба, взрывы, и первые раненые





Отступаем. Отходим. Какой только идиот придумал, что мы-де палим отступающим бойцам в спину. Сюда б его, уму-разуму поучиться. Или хоть посмотреть, как особист с милиционером прикрывают огнем щуплую санинструкторшу, вытаскивающую раненых из этого…Хумгата.







Че-е-его-оо? Ну и ерунда же лезет в башку сегодня с утра. Вернее, с ночи. С того липко-яркого сна, в котором мне было так хорошо. Или, пожалуй, нет. Там мне было так… правильно.
Тем временем, фрицы расположились на захваченной линии обороны, как дома, изредка огрызаясь вялым огнем в сторону наших позиций. В оптике моей трофейной Bessa отчетливо видны их самодовольно гыгыкающие рожи. Эх, снайпера бы сюда…




Словно услышав мои мысли, на помощь нашему изрядно потрепанному отряду движутся разведчики.





И девчонка-снайпер с ними.



И не только. Из-за хилого подлеска показывается броневичок.

Но… сегодня день явно не наш. Меткий бросок «колотушки» - и броневичок беспомощно замирает, окутываясь клубами дыма.





По счастью, разведчики успевают вытащить раненных командира и мехвода, и, скрываясь в густом дыму, добраться до наших позиций.









Стрелковая дуэль продолжается недолго





Шарахает по переднему краю наша «сорокапятка».

Атака и рукопашная





И кровь… Боль, крики и стоны…





Оказывается, от страха и боли все кричат одинаково. И те имена, что шепчут в бреду раненные так похожи… И кровь заливает одинаково алым наши выцветшие гимнастерки, и их фельдграу.

И первые оборвавшиеся жизни

Победа!

И ее цена

И самая последняя пуля, выпущенная в белый свет, уже готовым бросить свою пукалку фрицем. Не то в последнем отчаянном взрыве ненависти , не то просто с перепугу и от безнадежности

Ну да, так обычно и умирают те, кто не хотел умереть — не в силах поверить, что «это» происходит именно с тобой, а не с кем-нибудь чужим и далеким. Я, как выяснилось, из их числа...
В ушах у меня снова гремит музыка. И снова другая.

Смерть здесь — просто еще одна дверь. Переход из одного коридора в другой, только и всего. Смерть не взаправду. Вы в детстве никогда не играли в войну? Ну так здесь к вашим услугам самое лучшее место, чтобы в нее поиграть. Только помните, что у всех игрушек на свете есть своя цена. И некоторые из них обходятся слишком дорого. Не только вашему Миру, но и джуффиновой дюжине других.




А еще не забывайте, что приключения вроде этого никогда не заканчиваются. Вообще никогда. И теперь за всякой дверью меня будет ждать какой-то другой Мир. И кусочек чьей-то чужой жизни. Навсегда остающийся во мне, даже тогда, когда я открою следующую дверь. И сделаю следующий шаг. Просто сделаю шаг.

В конце-то концов, наилучшее путешествие — то, которое не имеет завершения. И, да, на все вопросы существуют ответы, но кто сказал, будто все ответы должны быть известны тебе?
А пока – Хорошей Ночи! С вами была леди Теххи Шекк, «Королевский Голос» Ехо! До новых встреч! До новых шагов, и до новых Миров!
658 просмотров  
0
Вторник, 2 Август 2016
 
10:06
Хороший день! Леди Теххи Шекк снова с вами! Вижу вас, как наяву! Дорогие читатели (и почитатели) «Королевского Голоса», редакция приносит вам свои извинения. Конечно, вы с нетерпением ждете очередного репортажа из Мира Паука – одного из самых, пожалуй. страшных мест во Вселенной. Но, как говорят (или говорили) где-то (или когда-то) в этом самом мире – «набор еще в чернильнице».
Конечно, я знаю, что Сэр Рогро Жииль будет метать громы и молнии (причем, в буквальном смысле – разрешение на Очевидную Магию двенадцатой ступени этот пройдоха себе выхлопотал), но я не могу… Просто не могу. Слишком много осколков чужих жизней застряло во мне. И, кажется, несколько из них попали мне в глаз и в сердце. Как в той жутковатой сказке, которую взрослые зачем-то рассказывают детям на родине Грозного Сэра Макса.
Кстати, именно там это со мной и случилось. Но дайте обо всем по порядку.
Очередная командировка в Мир Паука обещала быть, как минимум, интересной. По крайней мере, для меня. Потому что неугомонный Сэр Рогро где-то раскопал сведения о том, что в этом мире имеется вход в Лабиринт Мёнина. До сих пор все заинтересованные лица утешали себя надеждой, что этот Лабиринт — страшная сказка для непоседливых юных принцев и еще более непоседливых придворных чародеев. Впрочем, Сэр Макс с Сэром Мелифаро на собственных шкурах убедились, что к сожалению, или к счастью, это не сказка.
Лабиринт Мёнина соткан из обрывков разных Миров — всех Миров, какие только существуют в бесконечности Вселенной. Следовательно, и сам лабиринт бесконечен. Такой шанс по уши залезть в настоящие чудеса выпадает раз в тысячу лет.
- Попробуй открыть эту дверь.- сказал мне Сэр Рогро. - Я почти уверен, что у тебя она откроется как миленькая. Видишь ли, девочка, в Мире Паука всё не по-людски. И Лабиринт – не исключение. В этом страшном местечке он тоже соткан из обрывков – такова уж его природа. Но не разных миров, а разных времен. И, что особенно радует, для того, чтобы перейти из одного обрывка в другой, тебе вовсе не надо умирать, как это делали наши Господа Тайные Сыщики. Совсем наоборот – тебе надо жить. Вернее, прожить тот кусочек чужой жизни, с которым ты соприкоснешься в лабиринте. И, да, девочка. В конце лабиринта тебя встретит война. Самая страшная война. На ней тебе придется примерить не только чужую жизнь, но и чужую смерть.
Впрочем, я заболтался. Пора, девочка. Наши читатели (и почитатели) ждут. Так что не трусь, и сделай шаг. Просто сделай шаг.
Я в последний (не в самом ли деле последний?) раз оглянулась на почти привычный мне пейзаж Мира Паука. Впрочем, трактиры во всех мирах одинаковы. Да и амобилеры, пожалуй, тоже.

И сразу поняла, что Дверь откроется, никуда она от меня не денется. Откроется, как только я сделаю шаг. Просто сделаю шаг.

Как вы помните, на двери лабиринта во дворце Его Величества Гурига было вырезано не что-нибудь, а одиозное слово из трех букв, которое так любят писать на стенах общественных сортиров далекой родины Сэра Макса. Дверь в Мире Паука выглядела совсем иначе.

И, как полагалось уважающей себя двери к чудесам, ее украшал внушительных размеров амбарный замок.

Правда, ключ болтался рядом.

Расценив это, как приглашение войти, я сделала шаг. Просто сделала шаг.

И оказалась на берегу просвечивающей сквозь ветки деревьев реки.

Река как река. Пенный след от водного амобилера



Странный шар из веток в самом центре реки



Неожиданно многолюдная набережная – похоже, жители этого Мира привыкли заглядывать в Лабиринт вот так. запросто, как мы заходим в трактир на чашечку камры. Если это и впрямь так, то меня здесь ждут весьма любопытные приключения. Ну, или весьма крупные неприятности. Впрочем, первое не исключает второго.

А пока мне просто остается идти по тропинке, в надежде встретить или то, или другое. Или встречу, или не встречу, как шутят на родине Сэра Макса.
Идти следует вперед, это и менкалу понятно!

Касаясь трудной и странной жизни обитателей этого мира краешком собственной жизни. Пока что можно только лишь краешком. Стоило мне пройти мимо их охотничьих избушек, и наскоро сложенных пристанищ для ночлега



как передо мной открывается следующая дверь





Отворите волшебные двери, там гуляют волшебные звери

Все это хорошо, конечно, но я здесь не совсем за этим. Настоящий калейдоскоп времен, приключений и чудес надо искать там, где имеют обыкновение собираться обитатели Мира. Или миров.
А пока что я встречаю только следующую дверь. Тот самый таинственный шар. Лежащий, разнообразия ради, не в центре реки, а на твердой земле, в негустом подлеске.

И я снова делаю шаг. Просто делаю шаг.

Село на холме.

Деревянные здания, чем-то похожие на дома с улицы Острых Крыш. Интересно, куда (или в когда) меня занесло.

Пахнет свежескошенной травой, и чем-то дымно-кисловатым. Откуда-то я знаю, что это запах пороха. По ушам ударяют звуки выстрелов. Впрочем, Мир Паука никогда и нигде без этого не обходится. Куда (или в когда) в Мире Паука не попади – попадешь на войну. Или на подготовку к войне.

Кажется, здесь (или сейчас) тоже готовятся воевать. Слава Магистрам, всего лишь ножами

И мечами

Или копьями

Или арбалетами

Пожалуй, радует то, что в этом кусочке мира люди как-то ухитряются обойтись без этих дикарских глупостей насчет того, чем должна заниматься женщина, и чем не должна. Так что самые первые кусочки чужих жизней проходят сквозь меня без проблем. Или это я прохожу сквозь них.







И, к счастью, кроме вояк здесь есть еще и мастера

И новая дверь, пройти через которую мне становится уже чуточку труднее. Самую-самую чуточку. На крохотный, почти незаметный кусочек чужой жизни, на крохотное, почти незаметное мгновение становящийся жизнью моей





И я попадаю в аккурат на подготовку к войне

Для начала мне повезло. Я попала не на ту, самую страшную войну, а туда (и в тогда) где и когда шагали красиво и воевали медленно. Ну что ж, придется и мне «воинские порядки благоразуметь». Самым-самым краешком своей жизни касаясь жизни неведомого солдата петровской армии, давным-давно сгинувшего на войне со шведами.

К ноге!

На караул!

На пле-е-чо!

вынь патрон, скуси патрон,

сыпь порох, закрой полку, обороти ружьё, патрон в дуло

Первая шеренга! Пади!

Приступить в близость!

Прикладывайся все вдруг! Пли!

А я снова делаю шаг. Просто делаю шаг.
И по уши увязаю вовсе не в чудесах, а в чужой жизни.

Конечно, бабы у колодца смеются надо мной, а мужики крутят пальцем у виска. Кто помоложе – небось, еще и охальные слова шепчет по-за спиной. Слыхано ли дело – баба, да вдруг в пожарном депо. Да еще и пожарной дружиной командует. Догляд ведет, чтоб сторожевой на каланче зорко высматривал, не видать ли где дыму, а как завидит – тотчас в колокол бил. Чтоб не напился, да не заснул ненароком, а то и, пуще того, вниз по пьяному делу не сверзился.
Да чтоб снасть пожарная в порядке была. Чтоб лошади почищены и овсом кормлены, упряжь воском смазана, бочки пожарные не текли, да не рассыхались. Чтоб насосы завсегда в полной исправности. Да не покрал бы кто чего.



Слава те Господи, хоть вёдра не точно покрадут. Нарочно так сделаны, чтоб в огороды не годились.
А нынешним летом для нашего депо всем миром и вовсе мудреную вещь купили – телефон. До соседнего Грибова провод пустили.

Дорого вышел – на мирском сходе мало не в бороды друг дружке повцеплялись, денег жалеючи. Благо, староста щедро к мирской сумме добавил. Да и я сама не поскупилась. И то, для кого мне беречь – одна я на свете. Ни детей, ни плетей. Не успела я в горящую-то избу
-Депо Хохловка слушает!
-Гори-и-им! Спасайте! – девчачий голосок в трубке. – Пожар в Грибове! Спасайте, а то как есть, сгорим!

- К насосу! К брандспойтам!

Качаем насос, что есть силы

По огню хлещет тугая струя воды.

Кажись, потушили. И живы все – успели мы вовремя. Только по уголькам нет-нет, да и пробежит красный, с малой просинью по краям, язычок пламени. Как бы опять не вспыхнуло – лето сухое да жаркое, трава вокруг как порох. Хватаем ведра, плещем на огонь.

Ну, вроде все. Отстояли деревеньку – надолго ли…
А я делаю шаг. Просто делаю шаг. И, делая этот шаг, чувствую осколок чужой жизни, намертво застрявший во мне. Так горячо и больно. Но все-таки я делаю шаг. Туда, где завтра будет война.





С которой я, девочка-эхо, девочка-зеркало, впопыхах состряпанное моим непутевым папашей чудо - вполне могу не вернуться.

Но все же я надеюсь на то, что продолжение следует...
784 просмотра  
0
Воскресенье, 12 Июнь 2016
 
21:33
И снова, ввысь зовя, и выше
В турбинах музыка живет
И, кажется, сейчас услышу:
"Вам - взлёт"!
(Юрий Каминский)

На самом деле, не будет мне никакого взлёта. Никогда. Всё. Отлетал. Ушло моё время. Мои 1322 лётных часа и 1452 посадки. Промелькнули, как один тренировочный полёт. "Мой окончился срок, отработан ресурс..." И вот застыл я здесь, навсегда демилитаризованный, крашеным куском металла, потерявшим себя.

Вечно взлетать, и никогда не взлететь... Отцы-конструкторы, ну за что..?

Да и кто из нас, самолетов-памятников, не жалел, что не разбился однажды... Хотя, и тем, кто гниют на свалке металлолома - не лучше. Да и какая, к флаттеру, разница, где умирать. Мы ведь не можем долго жить, не летая.
День за днем - пустые взгляды Бескрылых, струйными течениями скользящие по обшивке. Их пустые сердца, и пустые головы. Сверху так отчетливо видна пустота. Особенно пустота моей собственной кабины. И лишь изредка - нет, не кодом ответчика, а лишь памятью о коде - "Свой? Чужой? -Свой!" Тот. с кем мы - одного неба. Кто умеет видеть. И понимать.

Неужели..? Неужели мне все-таки - взлёт?! Ясно же, что вокруг меня что-то затевается



Правда, всё это ни разу не похоже на привычную аэродромную суету





И вокруг - явно не техники. Да и что забыла аэродромная мазутА здесь, в центре города, километрах в двадцати от моей авиабазы? И то, что проезжает мимо меня - тоже не АПА.

Нет, затевается здесь явно что-то другое.







Похоже, намечается создание пар у Бескрылых. У них всё, как у нас - успех зависит от сработанности пары, наличия непрерывного эффективного взаимодействия, взаимного понимания и доверия. А слётанность пары обеспечивается ее постоянством и добровольностью подбора. И чтоб взаимовыручка была. И свобода манёвра И, да, пара - неделима. Что ж, похоже, у этих пар всё так и есть. И будет!













Не зря же они соединяются не где-нибудь, а рядом со мной. Может быть, потому, что сердца Крылатых (ох, и нахватался же я здесь словечек от Бескрылых - двигатели, конечно) - это дело их рук. Их умов и сердец. А значит - мы с ними одного неба.

Одного полёта

И слётанность в парах у них вполне себе. Уж я-то, старый самолет, в таких вещах не ошибаюсь. Парный пилотаж очень даже на уровне.











Ну а часы налёта - дело наживное. Встречного вам на взлете, попутного - в полете! И да минуют вас на маршруте вашей жизни грозовые фронты, обледенение и адвективный туман!
777 просмотров  
0
Суббота, 4 Июнь 2016
 
23:14
Шарики, шарики!
Ловите радугу мою.
Шарики, шарики!
Какой понравится – дарю!

Без шумных игр я с детства рос,
Но от зари и до зари,
Испачкав в мыле длинный нос,
Пускал с балкона пузыри.



Отец ворчал: «Какой позор!
Берись за книги поскорей!»
Но называл меня весь двор –
«Маэстро мыльных пузырей».



Мне школьных не решать задач.
Забыл я игры прежних дней
Я взрослым стал,
Но я – циркач,
Маэстро мыльных пузырей…



Вот перед вами я стою,
Держа соломинку во рту,
И на мгновенье создаю
Из мыльной пены красоту.



Мальчики, девочки бегут за шариками вслед.
Лопнули шарики –
Были шарики, и нет.


718 просмотров  
+1
 
01:20




725 просмотров  
+1
 
00:57
Вот такая красавица - и вдруг в наших краях. Кто-нибудь подскажет, что за птица?




679 просмотров  
+1
Четверг, 26 Май 2016
 
13:34
У каждого трамвая
Две пары глаз-огней
И впереди площадка,
Нельзя стоять на ней.
Он завтракает вилкой
На улицах больших.
Закусывает искрой
Из проволок прямых.
(Осип Мандельштам)

Хороший день! Леди Теххи Шекк, репортер Королевского Голоса снова с Вами! Вижу Вас, как наяву! Сегодня я веду свой репортаж из одного из самых страшных мест во Вселенной – Мира Паука. Сам по себе Мир ничего особенного из себя не представляет: высокие дома, гладкий асфальт тротуаров - ерунда какая-то...
Но в этом Мире, как вы помните, находилась открытая Грозным Сэром Максом Дверь между Мирами - запредельный трамвай, курсирующий по Зеленой улице, где никогда не было никаких трамвайных рельсов! И эта дверь осталась открытой. Еще бы: однажды ею умудрился воспользоваться какой-то совершенно посторонний тип, Сэр Макс с Джуффином с ног сбились, разыскивая этого маньяка по всему Ехо..И если это смог сделать он, я-то уж тем более смогу войти в эту Дверь. И не только войти, а услышать ее историю. И рассказать вам. И даже показать.





Итак, трамвай в одном из неприветливых, но по-своему очаровательных городов Мира Паука. Конечно, по его улицам кружит множество самых обычных трамваев.

И иногда проездом между Мирами, бывает даже трамвай необычный. Тот самый, о котором я рассказывала мирным обывателям Ехо в прошлый раз.
А я расскажу вам о том, как все начиналось. Трамвайные истории – это часть очаровательно-безумной Ночи Музеев. Прекрасного обычая многих городов Мира Паука. Итак, старый трамвай сегодня, и только сегодня, готов стать Дверью Между Мирами для всех без исключения горожан. Педант сэр Рогро Жииль уже поправляет меня в Безмолвной Речи:
-Дверью Между Временами, леди!
- Благодарю Вас, сэр Рогро.

И пройти сквозь эту Дверь, ну и, разумеется, вернуться обратно, сегодня могут все. Даже те, кто совсем неспособен к Очевидной магии. Впрочем, таких в Мире Паука большинство. Но это не значит, что им не положено хотя бы раз прикоснуться к чудесам.





А проводником в этом удивительном путешествии будет настоящий знаток дел трамвайных – Анна Орлова.
Кстати, это не самый первый и не самый старый трамвай. Самый первый, увы, не нашли. Впрочем, возможно, это именно он когда-то прибыл на Зеленую улицу, по которой никогда не ходили трамваи, и увез грозного сэра Макса навстречу чудесам. Да и тот трамвай, в котором мы сейчас находимся, вполне исправен и готов к тому, чтобы в любую минуту отправиться в путь. Дело только за возницей.
Но довольно! Передадим слово нашему Проводнику. А я разъясню вам на Безмолвной Речи самые странные вещи, обычные для этого Мира, но непонятные для жителей Ехо, никогда в своей жизни не покидавших Мира Стержня.

Задумки пустить в городе трамвай были еще до революции (то же, что и война за Кодекс в Мире Стержня). И не просто задумки. Был составлен подробный проект постройки: проработаны трассы линий, размещение депо, подстанций и даже мест проживание персонала. Смету строительства и сейчас можно увидеть в городском архиве. К 1916 году было готово здание трамвайного парка, дом управляющего, мост через речку Иву в Мотовилихе, куда должна была быть проложена первая линия. Если верить некоторым источникам, то даже успели заказать 20 трамвайных вагонов. Однако дальнейшему строительству помешала Первая Мировая война.
В современном виде общественный транспорт появился в Перми в 1926 году, то есть 90 лет назад, когда из Мотовилихи в центр города отправился первый автобус (рычащий, дымящий и воняющий амобилер, движимый не Магическим Кристаллом, а Кровью Земли, сгорающей в его сердце). А через три года 7 ноября (крайне важная в Мире Паука дата – вроде нашего дня завершения Эпохи Орденов и начала Эпохи Кодекса) 1929 года было открыто движение трамваев. Представитель Горсовета (что-то вроде Канцелярии Забот О Делах Города) перерезал красную ленточку, и деревянно-железный монстр, звеня и громыхая отправился в свой первый рейс от площади Восстания, по старому мосту через реку Егошиху, и дальше по улице Ленина до пересечения с улицей Куйбышева (Эти, как и прочие имена - дань странному обычаю Мира Паука - называть городские улицы именами Магистров - как Грешных, так и не очень. И не стремитесь понять, кто из них есть кто - тут без Джуффина явно не разберешься, да и сами жители Мира этого толком не знают). Свой самый первый рейс трамвай прошел из Мотовилихи в центр города всего за 18 минут. Первого водителя трамвая звали Дмитрий Петрович Ванных

Раньше жители этого Мира привыкли ездить только на лошадях (животное, вроде менкала из Пустых Земель) и в повозках. Даже когда в их Мире появился автобус, он был хотя бы понятен. Колеса и руль обычно вселяют некоторое спокойствие и уверенность в сердца всех без исключения обывателей всех без исключения Миров. Другое дело – трамвай. Один только вид грохочущего чуда, прицепленного к непонятным веревкам и гремящего по непонятным железным шпалам пугал горожан до мурашек по спине. Некоторые горожане падали в обморок, кто-то бежал креститься (в представлении жителей Мира Паука - самый верный способ привлечь добрые чудеса и отпугнуть злые. В их понимании добрых и злых чудес, конечно же). Но, тем не менее, трамвай прижился в городе, и даже стал весьма полезен его жителям.
Первый трамвайный парк находился в Разгуляе. В 1930 году линию от улицы Куйбышева продлили до железнодорожного вокзала станции Пермь-II.
В 1930 году построена линия по улице Карла Маркса - поперек существующей первой линии; трамваи пошли от начала улицы до парка им. Горького. Это был маршрут № 2. В 1931 году ее продлили от парка на несколько кварталов, а в 1932-м - по Сибирскому тракту довели до завода № 19 (имени Сталина). С другого конца линию тоже продлили - в 1937 году от начала улицы Карла Маркса до вокзала Пермь-I и пристаней, которые находится у самого берега реки Камы. В 1932-33 годах в районе Перми-II сделали ответвление от первой линии, и трамваи в обход железнодорожной станции пошли в промзону в районе Заимка - по улице Дзержинского, затем через тоннель под железной дорогой в район шпалозавода. Маршрут № 3, который стал ходить в этот район, существует и сейчас.
Во время Великой Отечественной войны трамвай стал возить не только пассажиров, но и грузы. Именно тогда за управление трамваем массово взялись женщины. И эта традиция сохраняется до сих пор. Правда. в военное время их обучали по месяцу. сейчас, чтобы стать водителем трамвая, требуется 8-9 месяцев Были построены новые подъездные линии к заводам, тупики для разгрузки вагонов. Кроме того, трамваи использовали для перевозки раненых от вокзала к некоторым госпиталям. А обычным городским жителям приходилось ездить не только в насквозь промерзшем неотпливаемаом салоне трамвая, но и на подножках, и даже на крышах. А на остановках они сами хватались за веревочки, свисавшие с рожек трамвая (правильно они называются токоприемником), и оттягивали эти рожки от проводов. А однажды, когда вагон сошел с рельс, то сами пассажиры дружно подхватили его девятитонную тушу, и водрузили на место.
После войны трамвайное хозяйство пришло в упадок. Пути были разрушены, и подвижным составом никто всерьез не занимался. И только в конце 50-х годов, было построено большинство современных линий. Тогда же в городе и появились первые вагоны КТМ-1, все-таки, больше похожие на электричку, чем на фанерный ящик. В 1957 году была построена линия, соединяющая улицу Громова (сейчас Куйбышева) и улицу Ленина (по Громова, Революции, Пушкина, Борчанинова), образовавшая городское кольцо (правда, кольцевой маршрут так и не был организован). Открыли маршрут № 5 (Пермь-II - завод Калинина). В 1958 году сдана линия к нефтезаводу в Осенцах, проложенная от улицы Пушкина через район Балатово, который стремительно рос вместе с нефтезаводом. Собственно, нефтезавод ее и строил, а так как сам он находится далеко за городом (и даже далеко от района Балатово), то трамвайные пути пролегли за городскую черту, в район деревни Осенцы. Там линия уже шла вдоль завода. Вместе с линией построено депо № 2 ("Балатово"), куда поступали только новые вагоны (КТМ/КТП-1). В 1959 году трамвайное и автомобильное движение перенесено с узкого Егошихинского моста на Северную дамбу. В 1960-м - сдана линия от завода Калинина до станции Бахаревка (продлена существовавшая линия и маршрут № 5), а по улице Горького пустили "восьмерку". А в начале 90-х годов был закрыт один из ранее действовавших маршрутов – «дачный», пролегавший по Камскому мосту, и работавший только в летний сезон.

Самый первый трамвай, тот самый, ненайденный, назывался «Фанерный вагон серии К». Абсолютно все в нем, кроме, пожалуй, колёс, было деревянным. И даже окна закрывались листами фанеры. Но даже в таком неказистом виде этот вагон благополучно дожил до конца 50-х годов прошлого, ХХ века* . И только в конце этих самых 50-х в трамвайном депо появились вагоны КТМ-1. Вот он, во всей красе, изнутри и снаружи, немного похожий на электричку.

Окна с деревянными рамами и открывающимися вверх форточками.



Сидения и пол из деревянных реек. Потолок и боковые стены обшиты листами окрашенной фанеры

Вентиляция вагона через форточки и воздухозаборники на крыше.

Отопления в трамвае, конечно же, не было. Длина трамвая составляет около 10 метров, ширина - 2,5 метра, высота - 3 метра. Количество мест для сидения – 16. Весит вагон 12,5 тонн без учета пассажиров.
Сейчас, конечно, таких мило-неуклюжих старых трамваев в городе не встретишь. Сейчас по городу чаще всего разъезжают красные угловатые КТМ-5.

Впервые они появились в городе в начале 70 годов, и постепенно выжили с улиц старые двухосные вагоны, став единственным украшением пермских трамвайных линий вплоть до 1992 года. Номера, от 250 до 441, которые можно увидеть на их угрюмых физиономиях - тоже не простые, а со значением. Чем меньше номер, тем старше вагон: 250-е (и меньше) относятся к началу восьмидесятых годов, а последний 441-й построен в 1992 году. Сравнительно недавно (даже по меркам Мира Паука), можно было увидеть трамвайные поезда – двух и трехвагонные сцепки. А начиная с 90-х годов трамваи ходят поодиночке.
Сейчас горожан перевозят целых пять моделей трамваев – от КТМ -605 до КТМ-623. .Есть еще и десять зелененьких «белорусов», которые появляются на линиях все реже и реже. А самый современный трамвай – это КТМ-623, называемый на сленге водителей «морковкой. Поначалу эта самая «морковка» не на шутку пугала своей новизной. Сплошная электроника, светящиеся цифры вместо старых добрых стрелок на циферблатах. Настолько пугала, что водители начали массово уходить в кондукторы. Поспокойнее-де на этой должности. Но ничего, привыкли со временем.

А с трамваем КТМ-619 связана жутковатая городская история. Печально знаменитый «бешеный трамвай», который сошел с ума рельсов, и промчался по городу, протаранив несколько легковых автомобилей и рейсовый автобус. Немногие знают, что был этот бешеный трамвай вовсе не первым. Похожий случай произошел и намного раньше. Тогда неисправный трамвай, в котором находились только вагоновожатый и вызванный по случаю неисправности специалист аварийной бригады, промчался на полной скорости по мосту через Егошиху до самого трамвайного депо в Разгуляе.
Впрочем, как и любая Волшебная Вещь, трамвай требует к себе уважительного отношения. И для не знающих, как с ним обращаться, может быть опасен. Раньше всех жителей Мира Паука с самого детства учили: «Обходи трамвай спереди, а автобус сзади», Но сейчас это правило безнадежно устарело. И ни автобус, ни трамвай вообще не надо обходить. Просто дождитесь, пока он отъедет от остановки, и шагайте, куда вам нужно. Только, чур, по пешеходному переходу, и только на зелёный свет светофора.
Ну а под занавес, как водится – самое интересное! Помните, что говорил сэр Макс о правилах путешествий между Мирами? «Делай что хочешь, но не суйся туда, где должен сидеть возница. Лучше не рисковать, с такими вещами никогда заранее не знаешь…»





А шериф Кеттари Маба Калох – тот и вовсе уверял, что эти загадочные возницы - ни много ни мало, как порождение чьей-то готовности к ужасу неизвестности…

Но однажды непременно случится так, что у тебя просто не останется другого выхода. Вот как у меня сейчас. И вот я сажусь на место возницы.

Нет-нет, я не стала жутковатым Доперстом! Видимо, потому что чужие страхи и сомнения отнюдь не представляются мне самым лакомым блюдом во Вселенной. Куда приятней пусть небольшой но плотно уставленный поднос из «Жирного Индюка». И добрая кружка камры впридачу. Моему слову можно верить. Впрочем, любому слову, сказанному между Мирами, можно верить… Но вернемся в кабину трамвая.

Я помещаюсь в этой довольно тесной кабине и в узком кресле возницы без труда. Но вот к примеру у дородного сэра Кофы Йоха, пожалуй, с этим возникли бы проблемы. Чтобы трамвай отправился в путь, следует изо всех сил толкнуть вперед рычаг, находящийся слева.

Для того, чтобы поворачивать, трамваю не нужен руль. Он повернет, следуя изгибам рельсов – своей железной тропинки. Для того, чтобы повернуть, ему нужны стрелки. Подвижные части стрелок называются перьями, как раз-таки они и направляют колеса вагона по нужному пути. Ясное дело, что трамвай - это трамвай, а город, даже в Мире Паука - это город. Иногда рельсы может засыпать грязью или снегом,или залить дождем. И вот тогда вознице, (в этом Мире его называют вагоновожатым) приходится тормозить, брать в руки лом и переводить рельсы вручную.
А большая красная штуковина справа в кабине, похожая на руль, на самом деле никакого отношения к рулю не имеет.

А предназначена она для экстренного торможения. Как известно, ничто, способное двигаться, не способно мгновенно остановиться. А трамвай, пожалуй, можно отнести к рекордсменам по этой неспособности. Во всяком случае, среди городского транспорта, у него самый длинный тормозной путь. А если надо остановиться как можно быстрее (напомню, что город есть город, и бывает в нем всякое), то вагоновожатый крутит колесо, и тяжеленный тормоз падает на рельсы. Кстати, при этом возни… простите, вагоновожатый, изрядно рискует. Стоит чуть зазеваться, и тяжеленная железная чушка в кабине весьма сурово бьет его по ноге.
Да и управлять трамваем в снег или дождь – тоже было весьма сомнительным удовольствием. На окнах трамвая не было «дворников», и потому на каждой остановке вагоновожатый выходил наружу под этот самый снег и дождь, и забравшись на специальную решетку перед «мордой» трамвая, протирал стекла снаружи.

Так что, кресла водителей первых трамваев были далеко не кумонским медом намазаны. Сейчас, конечно, совсем другое дело. Тепло, светло и мягко. Но как ответственно! И как, все-таки, интересно! Не зря же эр Макс уверял, что на этих железных тропинках любая Дверь Между Мирами откроется также легко, как открывается дверь твоего собственного дома. И твоего собственного Мира.

Хорошей ночи! С вами была Теххи Шекк, Королевский Голос Ехо! До новых встреч! Хвала Магистрам, моя Дверь между Мирами отличается завидным постоянством!
1416 просмотров  
0
Пятница, 15 Апрель 2016
 
23:55
...Это место для истории, сэр.
Дерзните, и быть может, ваше имя впишут в эти страницы.
Они ждут своих героев
(Человек с Бульвара Капуцинов)


А вы знаете, что Мистер Джонни Фёст, тот самый, человек с Бульвара Капуцинов, 17 лет назад обосновался в нашем провинциальном городе? Вместе со своей наивной верой в то, что синематограф может сделать наш мир ну хоть чуточку лучше. И со своей неизменной книгой по всемирной истории синематографа, в которой не зря оставлено несколько пустых страниц.



И с Дианой Литтл, разумеется.

Конечно, в нашем тихом городе им пришлось сменить имена.

А оба кольта и винчестер, как следует смазанные, лежат на полке в реквизиторской. Потому что Мистер Фёст решил, что снимать кино интересней, чем только показывать. Сказано- сделано! Настоящему мужчине всегда есть, что сказать. Если, конечно, он - настоящий мужчина!

А если человеку есть что сказать другим людям, тем паче, если он умеет и готов сказать это без пафоса и поучений – то вокруг всегда найдутся те, кто готов его услышать. Даже те, кто еще не отпраздновал свою шестнадцатую весну, и кого пускают не на всякую фильму.





В конце то концов, самую интересную фильму показывает нам сама жизнь. Надо только вовремя разглядеть Сюжет, Кадр и Ракурс. И ловко сохранить их.

Что ж, аппаратура Мистера Фёста всегда наготове. Негоже ей пылиться в дилижансе.
А снимать ту самую фильму можно о чем угодно. О прибытии поезда на вокзал Ла-Сьота в Париже, например. Об игре в покер. О политом поливальщике.
А можно и о самой обычной жизни

Или о том, как правильно чудесить чудеса

Как приключать приключения

И как открывать открытия

И чтобы потрясенный зритель воскликнул: «Вот это искусство! Вот ради этого стоит жить! После такого многое хочется сделать!» - снимать фильму надо не абы как, а по правилам. Которые сначала надо крепко-накрепко выучить, чтобы потом их можно было нарушать. Иногда.
А почему бы, собственно, и не снять небольшую фильму о любопытной даме, если уж она почти случайно забрела на огонек синематографа в поисках всяческих интересностей? Итак, будущие герои истории синематографа, чьи имена пока еще не написаны на пустых страницах Библии Мистера Фёста, сегодня учатся снимать диалог. Так что, мой с ними разговор пойдет под прицелом кинокамер. А я для них... не откровение, а всего лишь наглядное пособие.

Операторы настраивают свои камеры. Хитрая, кстати, это наука. Непростая.



Мелькают слова «восьмерка» «внешний и внутренний реверс», «мастер-план», «перебивки» и прочие вкусности.

Вообще говоря, мне страшновато. Но интересно же!
Несмотря на свой юный возраст, актер держится перед камерой куда свободней, чем я. Что, впрочем, неудивительно.

Рассказывает о том, с чего начиналась его кинокарьера:
«Василий Эдуардович пришел к нам в класс, и рассказал о том, как снимают кино, и пригласил всех желающих в свою киностудию...»
О первых трудностях и радостях,

о самых сложных моментах

и о моментах самых веселых

и о самых памятно-приятных

К нашему диалогу присоединяется сам Мистер Фёрст, почти превращая его в монолог :-)

И я забываю о направленных на меня объективах

Потому что речь у нас идет о вещах веселых, захватывающих дух, и теплых.
О горных склонах

О кострах на берегу в летнем кинолагере

О вкусе свежего хлеба и вкусе жизни

О том, что настоящий актер должен уметь многое

О кинофестивалях, и встречах с теми, чьи имена уже записаны на страницах Всемирной истории синематографа





О том, что если уж решился связать свою жизнь с синематографом, то в ней, этой жизни, обязательно будут жёсткие моменты. О том, что на время съемок тебе придется забыть, почитай что, обо всем, к съемкам не относящемся. И жить на площадке, в вагончике, почти не выходя из образа своего героя. И быть готовым, что в любой момент, когда солнце и облака встанут так, как требуется по замыслу режиссера, тебе придется бежать, прыгать, плыть, смеяться или плакать. О том, что на пути к Красной Дорожке будут и сложности и напряжение всех сил. О том, как юный актер, не умеющий плавать, прыгал на съемках в реку со скалы. Кадр за кадром. Дубль за дублем. Сам, без дублеров, по-честному. Чтобы смело смотреть в глаза зрителю и друг другу.
А еще наш разговор и о том, что, оказывается, вполне можно жить, учиться, и достигать многого без всяких начальников и подчиненных. Не блюсти суб(так ее!)ординацию, и не строить эту... как ее... иерархию. И о том, что дети и взрослые вполне могут быть друзьями. Настоящими. Скучать друг по другу, когда они далеко. Поддерживать друг друга, когда кому-то из них трудно. И, да, разговаривать друг с другом. Не только (и не столько даже) о том, сделаны ли уроки, убрано ли в комнате и надета ли шапка. А обо всем на свете, и всерьез. И, оказывается, что учиться даже самому сложному делу, можно не мучаясь, а радуясь.

А для того, чтобы достигнуть в этом деле вполне серьезных результатов, совсем не нужно всякой там твёрдой (будь она неладна!) руки и строгого контроля

Достаточно того, чтобы в душе всегда оставалась капелька детства. Независимо от того, сколько бесплатных круизов вокруг Солнца у нас за плечами.
Реплика в сторону: сейчас все больше и больше входит в моду Самое Точное и Правильное Мнение о том, что Серьезным Взрослым Людям ни в коем случае не надо с детьми дружить. Только вос-пи-та-ни-е! Только надзор и контроль! Только строгость, чуткА разбавленная суровой и немногословной добротой в конечном счете (от которой в начальном счете почему-то обычно бывает так больно и обидно). Иначе, мол, беда-беда! На голову сядут, учиться и чистить зубы перестанут, полезут во взрослые дела и разговоры, и вообще по кривой дорожке покатятся кубарем. Всегда интересно было, что же за гадость подразумевают владельцы оного Мнения под дружбой? Наверное, они ведут со своими друзьями взрослые разговоры исключительно о том, что все вокруг ду... и ко..., регулярно посылают друзей подальше, превращают их в мамку-няньку-жилетку, и ни за какие коврижки не станут выполнять ни единой их просьбы. Пожалуй, я и сама от таких вот... друзей предпочла бы держаться подальше, хоть я и взрослая (Кто взрослая? Я? Три раза ха-ха!).
А тем временем Мистер Фёст рассказывает, как именно он стал верным слугой синематографа. В тот незабываемый вечер, когда я попал на бульвар Капуцинов, на сеанс к Люмьерам... Впрочем, это было в той, другой жизни. В городке Сент-Каролина. В нашем мире все было проще и как-то обыденней. С детства рисовал, все, что только можно, и на чем только можно, иногда неслабо огребая за изрисованные тетрадки и книжки. Потом - военное училище, и служба, где он был белой вороной – не бухал, ходил с детьми на сплавы. И ловил недоуменные вопросы о том, зачем, дескать, ему всё это надо. После дембеля серьезно учился фотографии и работал на телевидении. Ушел оттуда, потому что телевидение в наше время – это, увы, вотчина Мистера Секонда. Но горькая истина, мистер Фёст, заключается в том, что в нашей стране только деньги могут сделать джентльмена человеком, а фильмы мистера Секонда приносят мне деньги.
А потом он создал свою киностудию. Начинали они с коротких фильмов. Некоторые из них вырастали из общих шуток и приколов. К примеру, довольно известные уже в наших (да и не только в наших) краях «Летние истории». Короткие ролики о самых обычных детях. И самых обычных взрослых. Затем настал черед фильмов полнометражных.
«Дорога в облаках», для съемок которой студийцы стали почти своими на аэродроме «Фролово», и свели там самое тесное знакомство с трудягой «Кукурузником», в обычное время таскающим в своем брюхе парашютистов. А в Большом Савино им даже «Ту-134» довелось пригласить на роль актера второго плана :-)

«Братишка», принесший студии множество дипломов и благодарностей

«Отчий берег»

И много чего еще.
И вот наша съемка закончена. Час пролетел незаметно. И я даже забыла, что вот ни разу не умею держаться перед камерой.
- На следющем занятии мы разберем, что наснимали. Ругать не буду, а если были ошибки –исправим.
А потом мы вместе смотрим один из выпусков «Летних историй». Лично мне показалось, что они, добрее чем «Ералаш». Хотя бы потому, что смеются в этих роликах все вместе, а не кто-то над кем-то.

В студии уже снят новый полнометражный фильм «Открытие» . Премьера состоялась 30 декабря 2015 года в 17.00 часов в зале № 4 киноцентра «Премьер»

В планах студии фильм о войне, о маленьком разведчике, но не буду спо… э-э-э… раскрывать интригу. И как, же, право, жаль, что я так рано родилась. Но... Каждому своё. Будущее нас рассудит.
Ведь если хоть кто-нибудь сумеет зажечь факел, вместо того, чтобы проклинать тьму, то рано или поздно зритель Мистера Секонда скажет:
- Я отравлен синематографом... Фильмы заменили мне всё. И я иногда с ужасом чувствую что они мне становятся дороже денег!

Во всяком случае, так хочется в это верить!
Вперед! Наш зритель ждет нас.
Механик, крути киноленту,
Дежурные лампы туши,
Вноси свою светлую лепту
В суровые будни души.
Свети нам лучом из окошка,
И сам вместе с нами поверь.
Что эту равнину возможно
Проехать почти без потерь!

И, да, Кончайте эти сопли! Вас ждёт вторая серия!
То есть, продолжение следует!
1118 просмотров  
+2
Воскресенье, 27 Март 2016
 
23:24
Несутся в заветной упряжке,
Навстречу суровой пурге,
В обветренной ауре Хаски,
Свой мир доверяя судьбе!
Покорное племя Аляски,
Доверчивых глаз чистота,
Герои неласковой сказки,
В которой искрит доброта!


Оказывается, в наших краях есть вполне себе реальная возможность чуточку побыть героем (ну, или героиней) рассказов Джека Лондона. Тех самых, где мужчины знают цену теплу костра, куску каменно-промерзшего хлеба, и руке друга. Где женщины... о, эти женщины, не знающие правильно-женЦЦтвенных юбок в пол, и закутанные с ног до головы в меха не потому, что Шу-у-у-убка-а-а, а потому, что температура здесь весьма реальная (с). Способные без хныканья терпеть голод и холод, развести костер на стоянке и затопить печь в хижине.
И, конечно же, каждый в этих суровых краях легко управляется с собачьей упряжкой. И не только сами управляются, а готовы прокатить на ней любого... "чёчако" (интересующийся - да загуглит :-)).

Вот в роли такого чёчако я и пришла на нашу Сороковую Милю. Вообще-то, это обычный пригородный лесок в Верхней Курье. Но добраться туда нашей слякотной ранней весной, по грязище и лужам - приключение, вполне достойное суровых героев Северных рассказов. Разве что, вместо ослабевших от голода собак меня ждал намертво заглохший (аккурат в самой бездонной из означенных луж, на мое лукавое счастье!) автомобиль, а вместо сломанных лыж - намокшие Гортексы.
Но вот все преграды преодолены, и меня встречает владелец собачьей упряжки, он же каюр, Денис Щекин

"...Все началось с Джека Лондона. С рассказа "Белое Безмолвие", услышанного по радио в детстве. С тех пор иметь свою собственную лайку (тогда я еще не знал, чем они отличаются от хаски) - стало моей мечтой... И вот, став уже взрослым, по пути на сплав, я увидел на перроне вокзала женщину с хаски на поводке. И - заболел окончательно. Весь сплав ездил этой темой по ушам всем и каждому, кто готов был слушать..." В общем, вскоре у Дениса появился первый хаски, а потом и целая упряжка. Именно на этой упряжке я и отправляюсь сегодня в наше... грязно-серое безмолвие :-) Для поездки можно выбрать круг покороче - в 500 метров, но... легких путей не ищем. Километр! По полной программе!
Денис и его помощники Алексей и Александра готовят упряжку







Усаживаюсь на нарту, совсем низко, у самой земли. Каюр управляет нартой стоя, и находится сзади "пассажира". Немного снисходительное: "Не бойтесь, не упадете - нарта не перевернется!" И - поехали!






Оказывается,упряжка управляется голосовыми командами. Никаких рывков поводьями (вообще-то, правильно упряжная система называется потяг), и уж, тем паче, никакого свиста бича над собачьими спинами. Чтобы упряжка тронулась с места, каюр кричит во весь голос что-то такое... Джек Лондоновское :-) "Внезапно он заревел на собак: «Уоа!»" И упряжка резво берет с места. Совсем, как тогда, на Сороковой Миле. "Потом все... целый уйма людей... как это... кинутся застольбить участок. И помчатся, о, быстро, быстро, как ветер.."

Быстрей! Еще быстрей! "Победителю доставалась в жены женщина, равной которой еще не родилось на
свет, и в придачу золотой прииск стоимостью по меньшей мере в миллион долларов"




Вперед, сквозь вязко-серый туман!

На повороте каюр командует упряжке: "Лево!"

Мокрый комковатый снег не скрипит, а как-то хлюпает под полозьями. Одна из тягловых собак (запряженных ближе к нартам, на которую приходится большая нагрузка, чем на вожака упряжки) внезапно пытается свернуть к дереву, помеченному ее беспородным товарищем.





Каюр пресекает оное безобразие, и командует: "Домой!" Упряжка проносится опасно близко между деревьями.

"Круг мы завершили - путь окончен!" И можно на минуточку представить себя победителем состязаний за право застолбить золотоносный участок на Сороковой Миле. :-)]

Владелец упряжки планирует заняться новым для наших краев, и достаточно интересным проектом - канистерапией. Умные и добрые собаки вполне могут помочь в лечении и реабилитации "особенных" детей.
Если человеку сердце подсказывает, это уж всегда надо исполнять.(Джек Лондон. «Смок Беллью. Смок и Малыш» (с)
906 просмотров  
+1
Воскресенье, 6 Март 2016
 
23:43
Трудно было человеку
Десять тысяч лет назад,
Он пешком ходил в аптеку,
На работу, в зоосад.
Он не знал велосипеда,
Слепо верил в чудеса,
Потому, что не изведал
Всех достоинств колеса

(из старой песенки)


Четыре колеса ж..пу везут, а два колеса - душу.
(Байкерская народная мудрость)

О двух колесах я мечтала, кажется, с того самого момента, как себя помню. Точней, с того, когда увидела, как наш сосед по коммуналке неспешно так и со смаком взнуздывает и седлает :-) пряно и восхитительно благоухающее бензином, рычаще-блестящее чудо - новенький ИЖ.

Разумеется, моя мечта не осталась незамеченной. Мне быстро объяснили, что хорошая девочка не должна... а должна... И на ближайший ДР подарили миленький Набор Маленькой Хозяюшки. И, от греха подальше, воспитательно отобрали мой любимый Настоящий-Пренастоящий Самолётик. А велосипед стали разрешать только после того, как аккуратненько сложены все игрушки и выполнены до-ма-шни-е о-бя-зан-нос-ти. Иначе, что ты за девочка такая, без обязанностей! Ну разве ж тебя взамуШШ возьмут, если у тебя одни мечты в голове? Рычаще-блестящие, пряно и восхитительно благоухающие бензином :-)
И мечта послушно начала скукоживаться и вянуть. А вскоре бесформенным серым комочком закатилась в самый дальний и пыльный уголок души.
Впрочем, те вещи, что лежат в дальних углах или пылятся полуразобранными в сараях-чуланах - это далеко не всегда хлам. Вполне возможно, что на самом деле это экспонаты. Музейные и выставочные.

Потому как именно на выставке мне и довелось встретить свою, пусть и не молодую, но тщательно отреставрированную мечту. Ну да и я тоже уже, признаю, не новенькая :-)
Впрочем, обо всех рычаще-блестящих (и не только!) чудесах по порядку. Итак, картинки с выставки.

Эти мотоциклы - М-72 до середины 50-х годов прошлого века простому советскому человеку были недоступны. И не потому вовсе, что дефЬцЫт (школоте не понять!). А потому что были они... бронетехникой. Дело, в общем, военное. На каждом таком мотоцикле устанавливалось нечто стреляюще-убивающее, причем неслабой убойной силы (ну вот не разбираюсь я в этих... убивалках, и разбираться не хочу). Мы мирные люди, и давайте жить, по возможности, без бронепоездов и бронемотоциклов.
А вот это - совсем другое дело.

Тот самый "Урал" решил ненадолго покинуть старое фото, и заглянуть в наш мир и наше время.
Таким, каким был тогда.

А от таких винтажных шлемов, думаю, и наши современники бы не отказались.

Об удобстве и безопасности их, конечно, можно и поспорить, но надев такое вот чудо - уж точно не останешься незамеченным.






Вот они, те двухколесные-легендарные, прямиком из прошлого века

Кто еще помнит те самые желто-синие "милиционерские" мотоциклы?

Реплика в сторону: увы-увы, сейчас эта раскраска... ну, словом, как-то не комильфо. Впрочем, есть надежда, что люди, в массе своей, с течением времени все же умнеют, а не наоборот

Спортивные, или, как мы их тогда с восторженным придыханием называли, "гончие" мотоциклы



И их укротители



А вот и "гончий" с коляской

Понятно, что на таком вовсе не тёщу на дачу возили :-)



А для тех, кто не хотел уноситься вдаль, сидя верхом на двигателе, был и двухколесный транспорт поспокойнее. Предшественники нынешних скутеров - головной боли автомобилистов и стражей дорожного порядка. Вот они - тульские мотороллеры




И "Вятка" с довольно сложной, местами детективной историей

Уникальный велосипед "костотряс" из Ильинского краеведческого музея

И рядом с ним - словно вышедший из фильмов о прекрасном будущем (как его представляли себе режиссеры и сценаристы в прошлом столетии) - венгерский "Панония Т-5. Чем-то похожий на ракету





А вот и моя Самая Большая Мечта! Благородно-красная, и сверкающая несколько потускневшей с годами хромировкой. «Ява» 250 модель 559, прозванный в народе "Кивачкой"

"Максимальная скорость с пригнувшимся водителем - 105 км/час"... Как, помнится, замирало сердце в предчувствии этой скорости. И как хотелось ну хоть на минуточку стать тем самым... пригнувшимся. Но... Девочка не должна.., а должна... Так что - забудь. Это не для тебя

И как грустно, когда твои мечты сбываются в музее.





Впрочем, жизнь продолжает продолжаться. И, как гласит все та же байкерская мудрость - "Жизнь слишком коротка, чтобы тащиться по ней на четырех колесах"
711 просмотр  
+1
 


За последние сутки на сайте:
Новостей: